Гран При Австрии: Пресс-конференция в воскресенье

1. Макс Ферстаппен (Red Bull Racing)
2. Шарль Леклер (Ferrari)
3. Валттери Боттас (Mercedes)

Интервью на трассе

Вопрос: (Мартин Брандл) Макс, вы фантастически провели эту гонку! Если бы легенда Австрии, трехкратный чемпион мира Формулы 1 Ники Лауда был жив, он бы по-настоящему гордился вами и Шарлем, примите поздравления!
Макс Ферстаппен: Спасибо! После старта казалось, что гонка для меня потеряна, но я продолжал атаковать на пределе. Несмотря на проплешину на одной из передних шин, темп был весьма неплохим, а после пит-стопа я помчался ещё быстрее.

Мы оказались очень быстры и на прямых, что позволило мне опередить Ferrari. Я рад за команду и наших партнеров из Honda – мы начали сотрудничать только в этом году, победа в Австрии – невероятное достижение!

Вопрос: (Мартин Брандл) Стюарды сейчас рассматривают ваши действия при атаке на Шарля Леклера, уверен, команда вам об этом сообщила. Что вы сами думаете о той ситуации?
Макс Ферстаппен: Это борьба на пределе, если она вам не нравится, вам лучше остаться дома и не выезжать на трассу.

Вопрос: (Мартин Брандл) Похоже, вы уверены, что всё сделали верно, хотя со стороны могло показаться, что вы, находясь на внутреннем радиусе, оттеснили Шарля…
Макс Ферстаппен: Если нам не позволено сражаться вплотную, какой смысл выступать в Формуле 1?

Вопрос: (Мартин Брандл) Шарль, мне казалось, что сегодня вы добьетесь первой победы – уверен, вы и сами так считали. Расскажите, как прошла гонка. Всё складывалось идеально до завершающих трех кругов…
Шарль Леклер: В целом гонка была неплохой, но деградация резины оказалась сильнее, чем я предполагал, и Макс меня догнал. Что касается инцидента с ним, то пусть до меня своё слово скажут стюарды. Из машины всё воспринималось совершенно однозначно, но я не знаю, как это выглядело со стороны. Посмотрим, какие будут приняты решения.

Вопрос: (Мартин Брандл) Вы считаете, что Макс действовал некорректно?
Шарль Леклер: В том повороте я ехал по внешней траектории, как и на предыдущем круге, когда всё прошло нормально, ведь Макс оставил мне место на выходе из поворота. Но на следующем круге он этого не сделал, поэтому между машинами произошёл контакт, и мне пришлось выехать за пределы трассы. Понятно, что после этого у меня уже не было возможности отыграть позицию. Жаль, что всё так получилось.

Вопрос: (Мартин Брандл) Валттери, сегодня эти два 21-летних молодых человека выступили очень сильно, но и вы оказались лучшим из гонщиков Mercedes. Гонка выдалась непростой, не так ли?
Валттери Боттас: Думаю, мы выжали максимум из этой гонки, которая из-за перегрева двигателя оказалась немного сложнее, чем мы ожидали. В результате мы не могли атаковать и обороняться в полную силу, поскольку приходилось следить за температурой. Но мы заработали несколько очков, так что не такой уж плохой уик-энд.

Вопрос: (Мартин Брандл) Было ли нечто такое, в чем вы могли сработать лучше? Вы неплохо стартовали, держали хороший темп, но всё же не смогли угнаться за Максом и Шарлем…
Валттери Боттас: Вначале мы демонстрировали такой же гоночный темп, как и остальные, но когда пришлось начать контролировать температуру, мы отстали.

Пресс-конференция

Пресс-конференция после гонки

Вопрос: Макс, примите поздравления! Невероятная гонка, хотя поначалу вы сами осложнили себе задачу, откатившись на старте со второго места на седьмое. Как сегодняшняя победа выглядит на фоне предыдущих?
Макс Ферстаппен: Скажем так, она немного другая. В момент старта у меня сработала система, препятствующая остановке двигателя – видимо, я слишком агрессивно отпустил сцепление. Кроме того, по ходу первого отрезка я не мог ехать в полную силу из-за проплешины на шине, образовавшейся уже на первом круге. Тем не менее, я довольно долго оставался на трассе на том комплекте, а после пит-стопа мой темп был существенно выше. Машина поехала намного лучше, мне потребовалась пара кругов, чтобы войти в ритм, а потом я проходил одного соперника за другим.

Вопрос: В какой момент вы поняли, что можете выиграть эту гонку?
Макс Ферстаппен: Сложно сказать. Обогнав Валттери, я понимал, что с таким темпом могу попытаться, но никогда не знаешь, как всё сложится. Я продолжал атаковать на пределе, провел обгон всего за несколько кругов до финиша и сейчас очень рад за себя и команду. С самого начала уик-энда мы работали здорово, новинки оказались эффективными – спасибо всем в Red Bull Racing и отдельное спасибо Honda! Предыдущие несколько лет были для Honda очень непростыми, но сегодня мы вместе добились невероятного успеха!

Вопрос: Шарль, очевидно, вы чувствуете огорчение. Как вы оцениваете уик-энд в целом, и какие позитивные выводы можете сделать по его итогам?
Шарль Леклер: Думаю, этот уик-энд сложился для нас неплохо. В квалификации я выступил отлично, а в гонке совсем немного не хватило для лучшего результата. На втором отрезке резина теряла эффективность быстрее, чем мы рассчитывали, над этим нужно поработать, но в целом уик-энд оставил позитивное впечатление.

Вопрос: Как вы оцениваете конкурентоспособность машины в гонке и в квалификации? Вы ожидали большего от SF90?
Шарль Леклер: Возможно. Мы не предполагали, что Макс проедет такой продолжительный первый отрезок, ну а на втором нам пришлось труднее, так как мы раньше Red Bull Racing перешли на Hard.

Вопрос: Валттери, в своей 50-й гонке за Mercedes вы финишировали на подиуме! Вам удался отличный старт – можно ли сказать, что он во многом обеспечил вам третье место?
Валттери Боттас: Старт был очень важен, поскольку далее из-за проблем с перегревом силовой установки у меня не было возможности атаковать соперников впереди. Приходилось часто ехать накатом, я не мог использовать отдельные режимы работы мотора. По сути, у нас не было шансов побороться на дистанции, потому хорошо, что я уже на старте обеспечил себе неплохую позицию. Учитывая все обстоятельства, я рад заработать подиум и отыграть несколько очков у Льюиса.

Вопросы с мест

Вопрос: (Скотт Митчелл) Макс, Шарль, к третьему повороту вы два круга подряд проезжали буквально бок о бок. Макс, чем ваша атака во второй раз отличалась от первой попытки пройти Шарля, что вы делали иначе? Шарль, могли ли вы сами каким-то образом избежать контакта с машиной Макса?
Макс Ферстаппен: Во второй раз я тормозил немного позже. Да, у нас произошел контакт на выходе из поворота, но, как мне кажется, это чисто гоночный инцидент. Третий поворот здесь расположен на холме, если промахнуться там мимо апекса, что мы оба и сделали, для выхода остается совсем мало места. Опять же, такое сражение лучше, чем всю гонку ехать друг за другом, разве нет?

Шарль Леклер: Я в обоих случаях действовал одинаково, отличие было лишь в том, что во второй раз между нами произошел контакт, после которого я широко вышел из поворота и потерял на этом время.

Вопрос: (Кристиан Менат) Шарль, могли ли вы сами избежать контакта – скажем, уйти немного в сторону, а затем попытаться контратаковать на прямой?
Шарль Леклер: Как уже было сказано, я действовал точно так же, как на предыдущем круге и совершенно не ожидал контакта. Похоже, Макс тормозил немного позднее, не знаю, занесло ли его машину – как бы то ни было, контакт произошел. Я чувствовал, что моя SF90 хорошо разгоняется на выходе из поворота, в первом случае за счет этого мне удалось сохранить лидерство, но во втором такой возможности не было, так как я оказался за пределами трассы.

Вопрос: (Луиш Васконселош) Валттери, вы говорили о проблемах с перегревом. Чтобы справиться с ним, команде пришлось пожертвовать эффективностью аэродинамики и проделать дополнительные отверстия в корпусе. Вас удивило, что даже с этими отверстиями мотор продолжал перегреваться?
Валттери Боттас: Сегодня наши проблемы оказались серьезнее, чем предполагалось. Мы понимали, что будет непросто, что придется иногда ехать накатом, но я не ожидал, что буду вынужден делать это настолько часто. Кроме того, мы не могли использовать все режимы работы мотора, что тоже сказалось на скорости. Из-за дополнительных отверстий и, как следствие, меньшей аэродинамической эффективности, мы тоже теряли какое-то время, но наибольшей проблемой всё же была нехватка мощности и необходимость ехать накатом.

Вопрос: (Люк Смит) Макс, насколько эта победа важна для партнерства Red Bull Racing и Honda? Похоже, в команде не зря верили в японские силовые установки, не так ли?
Макс Ферстаппен: Эта победа очень важна для Red Bull Racing и Honda. Я очень рад, что мы добились такого успеха, он явно добавит нам сил. Думаю, после этого уик-энда сомнений насчет моторов Honda у всех будет меньше!

Вопрос: (Фредерик Ферре) Макс, по ходу гонки у вас была возможность насладиться поддержкой многочисленных голландских болельщиков? Слышали ли вы их приветственные возгласы?
Макс Ферстаппен: Нет, не слышал, поскольку был целиком сосредоточен на пилотаже, но я видел – согласен, сложно не заметить оранжевый цвет – как болельщики вскакивают со своих мест, чтобы поприветствовать меня. После финиша они очень радовались моей победе, их энергетика по-настоящему заряжает! Сегодня после старта я был очень раздосадован, но продолжал бороться и сумел отыграться, потому эмоции самые потрясающие!

Вопрос: (Петер Хлавичка) Валттери, вы видели столкновение между Максом и Шарлем? В такой ситуации вы бы применили штраф, или назвали бы произошедшее гоночным инцидентом?
Валттери Боттас: Я не видел инцидента и не могу ничего сказать.

Вопрос: (Кристиан Ниммерволль) Шарль, считаете ли вы, что в этой гонке у вас отняли победу?
Шарль Леклер: Я думаю, что в Red Bull Racing оказались очень быстры и лучше нас сработали с шинами. Считаю ли я тот обгон корректным? Пожалуй, Макс всё равно бы меня прошёл, но так обгонять не следует.

Вопрос: (Ливио Орихио) Макс, на 55-м круге вы сообщили команде: «Парни, машина теряет мощность!», — а в следующий момент обогнали Валттери Боттаса. Что это было?
Макс Ферстаппен: Радиопереговоры всегда транслируют с некоторым опозданием. На предыдущем круге при попытке атаковать Валттери я внезапно почувствовал нехватку мощности, пришлось поработать с переключателями на руле, после чего ситуация вернулась в норму.

Вопрос: (Петер Вамози) В субботу Хуан-Пабло Монтойя сказал, что хотел бы стать стюардом в Формуле 1. Вас устраивает его кандидатура?
Макс Ферстаппен: В Формуле 1 Монтойя был довольно жестким гонщиком, я был бы рад видеть его стюардом – думаю, мы бы с ним поладили!

Шарль Леклер: Всегда хорошо видеть стюардами бывших гонщиков Формулы 1, об этом я говорил на пресс-конференции в четверг. Эти люди знают, каково это – атаковать на пределе, и смогут отличить преднамеренные действия от непреднамеренных.

Валттери Боттас: Всегда полезно заручиться мнением того, кто сам гонялся. Хуан-Пабло был неплохим гонщиком, так почему бы и нет?

Вопрос: (Ариан Шутен) Макс, для вас эта победа стала уже шестой в карьере. Как она соотносится с предыдущими пятью? Первый успех с силовой установкой Honda, драматичный старт гонки – этот результат ощущается острее предыдущих?
Макс Ферстаппен: Каждая победа ощущается по-своему, особенно если удается отыграться с седьмой позиции. Мы впервые выиграли гонку вместе с Honda, сегодня я особенно рад за наших японских партнеров!

Вопрос: (Жолт Година) Шарль, после этого уик-энда на какие результаты в предстоящих гонках вы рассчитываете?
Шарль Леклер: Полагаю, в ближайших гонках Mercedes будут очень быстры. Судя по всему, у Red Bull Racing тоже конкурентоспособная машина, особенно на дистанции гонки – им здорово удается сохранять эффективность шин и постоянно атаковать. Да, мы добились существенного прогресса, особенно в квалификации, но пока не достигли уровня Mercedes, так что нужно продолжать работу.

Вопрос: (Флавио Ванетти) Шарль, решение стартовать на шинах Soft было верным?
Шарль Леклер: Думаю, да, ведь старт на шинах Medium ничего бы не изменил. Я отправился на пит-стоп не потому, что резина потеряла эффективность – Валттери сменил шины кругом ранее, мы должны были среагировать, чтобы не пропустить его вперед. Если бы я стартовал на Medium, мы все равно поступили бы точно так же.

Вопрос: (Луиш Васконселош) Макс, третий поворот был единственным местом, где вы могли атаковать Ferrari? Шарль, это был единственный поворот, в котором вы опасались атаки со стороны Red Bull Racing?
Макс Ферстаппен: Всё зависело от того, как поступит Шарль. Если бы он закрыл внутренний радиус в третьем повороте, я попытался бы провести обгон на следующей прямой, как получилось с Себастьяном Феттелем. Место для атаки зависело от действий гонщика впереди.

Шарль Леклер: На этой трассе большинство обгонов происходит в третьем либо четвертом поворотах. Я знал, что Макс стремительно приближается, и понимал: если он подъедет достаточно близко, то попробует атаковать именно в одном из этих двух поворотов.

Вопрос: (Юкич Велимир Велжко) Шарль, все знают вас как очень корректного гонщика. После этой гонки вы последуете примеру Макса и станете действовать более агрессивно?
Шарль Леклер: На трассе я всегда действую агрессивно, просто вне кокпита я немного другой человек.

Перевод: Валерий Карташев

Источник F1news

Оставить ответ