Гран При Бахрейна: Пресс-конференция в пятницу

Участники: Фредерик Вассёр (Alfa Romeo), Зак Браун (McLaren), Гюнтер Штайнер (Haas), Франц Тост (Toro Rosso)

Вопрос: Вопрос ко всем. На этой неделе прошла встреча с владельцами чемпионата. Расскажите хотя бы в общих словах, что вам представили, и есть ли позитивная динамика в вопросе правил на 2021 год…
Фредерик Вассёр: На встрече мы старались обсудить все темы и, похоже, в этой дискуссии сделали заметный шаг вперед. Процесс очень сложный, ведь у десяти команд-участниц разная структура и разные цели, но, как мне кажется, мы на верном пути.

Вопрос: Благодарю вас! Зак?
Зак Браун: Я согласен с Фредериком. Чейз Керри озвучил то, что мы ожидали услышать по техническому регламенту, процедурам управления, ограничению расходов и распределению доходов. Собственно, в этом нет ничего удивительного, ведь Чейз на протяжении года консультировался со всеми участниками.

Как заметил Фредерик, на встрече был сделан важный шаг в верном направлении. Возможно, озвученные предложения не подходят на 100% ни одной из команд, но когда в чемпионате есть десять коллективов, невозможно найти решение, которое одинаково удобно всем. Если от новых инициатив ни одна из команд не получает явного преимущества, значит, Чейз Керри поступает правильно.

Вопрос: Спасибо! Гюнтер?
Гюнтер Штайнер: Я хотел сказать то же самое. Дискуссия прошла в позитивном ключе, и если бы все согласились с тем, что устраивает нашу команду, дело было бы сделано, но каждый коллектив думает о своих интересах! А если серьезно, мы действительно сделали шаг в верном направлении и, хочется верить, скоро придем к общему решению.

Чтобы выстроить работу, нам нужны технический регламент и понимание структуры управления – Чейз Керри и Росс Браун активно над этим работают. Надеюсь, вместе с FIA они представят вариант, который устроит всех участников. Незавидная участь – искать компромисс для десяти команд, но кто-то должен это сделать, и в Liberty Media наверняка справятся.

Вопрос: Спасибо! Франц?
Франц Тост: Практически нечего добавить. Мы обсуждали все упомянутые темы, Liberty Media и FIA на верном пути, и я надеюсь, что совсем скоро мы получим итоговые версии спортивного и технического регламентов. Что касается коммерческих аспектов, ситуация несколько сложнее, поскольку небольшие команды хотят тратить меньше, а большие – не хотят. Чтобы Формула 1 и в будущем была интересной, рано или поздно мы должны прийти к компромиссу.

Вопрос: Благодарю вас всех! Зак, продолжим с вами. В этот уик-энд в боксах McLaren новый технический директор – Джеймс Ки. Какие вопросы вы с ним уже обсуждали?
Зак Браун: Джеймс приступил к работе в минувший понедельник, вместе со мной во вторник посетил собрание стратегической группы, а далее постоянно был с командой. Сейчас он больше наблюдает за процессами и знакомится с коллективом.

С середины прошлого года мы провели немало кадровых перестановок и очень рады заполучить к себе Джеймса. Кроме того, через месяц к нам присоединится Андреас Зайдль, который будет непосредственно управлять командой – как только это произойдет, коллектив будет полностью укомплектован, и мы сможем в полную силу работать на результат.

Вопрос: На следующей неделе в McLaren ненадолго вернется Фернандо Алонсо, чтобы вместе с командой провести тесты. В какой мере его участие может помочь?
Зак Браун: У Фернандо за плечами 18 лет выступлений в Формуле 1, из которых 5 он провел в McLaren. Это очень талантливый и опытный гонщик, а поскольку мы намерены продолжать прогрессировать в условиях невероятно плотной борьбы в середине пелотона, нам крайне важно его мнение. Когда в процесс работы над машиной вносят вклад три гонщика, это гораздо эффективнее, чем если бы их было только двое – уверен, своим опытом Фернандо нам очень поможет.

Вопрос: Полагаю, вам особенно поможет его прошлогодний опыт, верно?
Зак Браун: Многое в нашей машине реализовано с оглядкой на обратную связь, полученную от Фернандо в прошлом году. На тестах он сможет опробовать MCL34, оценить разницу с MCL33 и подсказать, что мы сделали правильно, а в чем просчитались. Уверен, он поможет нам предоставить Карлосу и Ландо максимально конкурентоспособную машину.

Вопрос: Франц, в этом году в Toro Rosso полностью сменился состав гонщиков, притом оба они в свое время уходили из семьи Red Bull, но сумели вернуться. Насколько изменился Даниил со времени своих предыдущих выступлений за команду?
Франц Тост: Даниил присоединился к Toro Rosso в 2014 году, когда из GP3 перешел сразу в Формулу 1. Тогда это был огромный шаг, но в команде Даниил здорово себя зарекомендовал, после чего оказался в Red Bull Racing, провел с ними несколько весьма успешных гонок, поднялся на подиум, но в силу определенных причин вернулся к нам и столкнулся с определенными трудностями. Его никак нельзя было упрекнуть в нехватке скорости и таланта, просто тогда наша машина была недостаточно надежна и не вполне конкурентоспособна.

Даниил оказался в непростой ситуации, ему пришлось на год отойти от гонок, но он провел это время с Ferrari, многому там научился и стал еще более опытным гонщиком, лучше понимающим положение дел в Формуле 1. Теперь он вернулся в Toro Rosso и демонстрирует всю свою скорость, чему мы очень рады.

Что касается Александера, он пришел к нам из Формулы 2, выиграв по ходу сезона четыре гонки. Лично я был очень доволен им с первого дня предсезонных тестов, поскольку он приятно удивил всех нас фантастической скоростью и качественной обратной связью. Элбон прекрасно знает, как нужно работать с шинами. Должен признать, в этом году у Toro Rosso замечательный состав, и я убежден, что оба наших гонщика в будущем добьются немалых успехов!

Вопрос: Мы поговорили о гонщиках, что скажете о моторе? Для Toro Rosso это уже второй сезон с Honda, какого прогресса удалось добиться вашим партнерам?
Франц Тост: В Honda добились колоссального прогресса и в надежности, и в мощности. Я безмерно благодарен всем сотрудникам завода в Сакуре – они старались изо всех сил и сумели сократить отставание от конкурентов. С Red Bull Racing в этом году Honda по силам бороться за победы в гонках, а то и вовсе за титул, и лично мне очень приятно сотрудничать с такими зарекомендовавшими себя партнерами.

Вопрос: Фредерик, говорим о ваших гонщиках. В Alfa Romeo тоже полностью сменился состав. В какой мере вам уже помог опыт Кими Райкконена?
Фредерик Вассёр: Пусть Sauber на протяжении многих лет выступала в Формуле 1, с приходом Alfa Romeo это все же новая команда. За предыдущие два года мы провели серьезную реструктуризацию, в коллективе появилось много новых специалистов, а с приходом Кими наш суммарный опыт только вырос. Гонщики – ключевой фактор конкурентоспособности, они не только выполняют свою работу в кокпите, но объединяют и мотивируют весь коллектив. Своим общим прогрессом мы во многом обязаны Райкконену.

Вопрос: Полагаете, в этом сезоне Антонио Джовинацци сможет на равных соперничать с Кими?
Фредерик Вассёр: Безусловно, да. Антонио здорово провел первую часть квалификации в Мельбурне, но я всё же не буду спешить с оценками, поскольку помню, как год назад в Бахрейне вы, журналисты, точно так же спрашивали меня о Шарле Леклере. Вас интересовало, когда Шарль покинет чемпионат, ведь после пары гонок его результаты оставляли желать лучшего, однако позднее он очень ярко о себе заявил. Нужно сохранять спокойствие и дать гонщику время собрать всё воедино – уверен, у Антонио всё получится.

Вопрос: Как вы заметили, минувшей зимой в команде многое изменилось. На какое место в Кубке конструкторов вы теперь рассчитываете?
Фредерик Вассёр: Честно говоря, сложно делать прогнозы после единственной гонки в Мельбурне. Могу сказать совершенно определенно, что в одной сессии вы можете быть четвертыми, а уже в следующей оказаться на десятом месте – сражение как никогда плотное. Впереди бескомпромиссное состязание в скорости доработки машины, мы должны добиться не меньшего прогресса, чем в 2018-м, а там посмотрим. Сейчас я не готов называть какой-то конкретный результат.

Фредерик Вассёр и Гюнтер Штайнер

Вопрос: Гюнтер, за исключением Haas во всех представленных здесь командах изменился состав пилотов. Какие преимущества обеспечила вам неизменность состава?
Гюнтер Штайнер: Поддерживая стабильность состава, мы рассчитываем получить преимущество за счет того, что нашим гонщикам не нужно тратить время на адаптацию к коллективу. Мы знаем их, они знают нас, и когда в прошлом году нужно было принять решение, мы пришли к выводу, что будет оптимальным продолжить сотрудничество с Романом и Кевином.

Вопрос: Каковы цели на этот раз? Предыдущий сезон команда закончила на пятом месте в Кубке конструкторов. Учитывая финансовые возможности тех, кто в 2018-м оказался впереди, насколько реально для Haas побороться за четвертое место?
Гюнтер Штайнер: Сложно сказать, ведь после тестов и одной прошедшей гонки мы не вполне представляем, на каких позициях находимся – нужно провести несколько этапов. Да, четвертое место – наша цель, добьемся ли мы её – не знаю, но всегда следует стремиться к большему. Как заметил Фредерик, борьба в середине пелотона невероятно плотная, никто не знает, как изменится ситуация от гонки к гонке, но лично я нахожу это особенно интересным.

Главное – реже допускать ошибки. В Австралии мы сработали не лучшим образом, но далее постараемся заработать столько очков, сколько нужно для четвертого места. Впрочем, никто не знает, как всё сложится – посмотрим.

Вопрос: Чтобы добиться четвертого места, планирует ли команда скорректировать подход к доработке машины?
Гюнтер Штайнер: Нет. В прошлом году мы добились большого прогресса в работе над машиной, многому научились и в нынешнем сезоне постараемся сработать ещё лучше. Команда стремится как можно быстрее готовить новинки.

В 2018-м с этим были сложности, поскольку из-за отсутствия собственных производственных мощностей мы сотрудничали с разными подрядчиками, но постепенно мы отобрали лучших партнёров, способных оперативно отвечать на наши запросы. В Haas, как и в любой другой команде, стараются сделать больше за меньшее время.

В условиях нового регламента важно оказаться лучшими среди остальных, а это звание достанется тем, кто сумеет лучше организовать процесс доработки и подготовит больше эффективных новинок.

Вопросы с мест

Вопрос: (Дитер Ренкен) В продолжение вопроса о встрече с Liberty Media в минувший вторник. Ровно год назад владельцы чемпионата представили свое видение того, какой должна стать Формула 1 в 2021-м. Мой вопрос ко всем – какого прогресса удалось добиться за минувшие двенадцать месяцев?
Франц Тост: В Liberty Media добились прогресса в работе над спортивным и техническим регламентами – предложено несколько интересных идей, которые, хочется верить, будут реализованы. В коммерческих вопросах тоже есть определенные подвижки, но времени остается всё меньше – решения по всем вопросам должны быть приняты в ближайшие полгода. Надеюсь, в Liberty Media справятся с такой задачей.

Вопрос: Гюнтер?
Гюнтер Штайнер: Согласен с Францем, чем скорее все вопросы будут решены, тем лучше. Что касается прогресса, он действительно есть, однако о позитивной динамике нельзя судить исключительно по тому, насколько новая версия документа лучше предыдущей. Гораздо важнее, что команды, FIA и FOM сейчас гораздо лучше понимают друг друга.

Изменилось не предложение, а само понимание того, что необходимо предпринять. Это понимание не зафиксировано на бумаге, но оно проявляется в стремлении всех участников предлагать всё новые и новые варианты, чтобы, наконец, получить финальное решение, а если потребуется – его доработать. Прогресс, безусловно, присутствует, однако времени остается всё меньше.

Вопрос: Зак?
Зак Браун: Мне нечего добавить к словам Гюнтера и Франца, разве что теперь у нас есть предложение, на которое нужно ответить. Это предложение хорошо проработано, в Liberty Media проконсультировались со всеми участниками, и ключевым фактором теперь выступает остающееся на подготовку время, притом, как принято говорить, мяч сейчас на стороне команд.

Вопрос: Фредерик?
Фредерик Вассёр: Сложно что-то добавить. Мы близки к тому, чтобы совсем скоро определиться с техническим и спортивным регламентами, а что касается финансовых вопросов, команды постепенно начинают мыслить в одинаковом направлении – возможно, и в этой части получится обо всём договориться.

Вопрос: (Дэн Натсон) Вопрос ко всем, начиная с Гюнтера – как бы вы описали свой стиль управления?
Гюнтер Штайнер: Абсолютно прямолинейный. Я давно работаю управленцем и стараюсь мотивировать людей тем, что прямо озвучиваю им свое мнение, а затем мы вместе всё обсуждаем. Подход предельно прост.

Вопрос: Зак, каков ваш стиль?
Зак Браун: Пожалуй, вам было бы лучше спросить команду. Как мне кажется, важно заполучить наиболее талантливых специалистов, а затем наделить их полномочиями и ресурсами. Кроме того, каждая команда Формулы 1 – это большой коллектив, в котором важно внутреннее взаимодействие. В своей работе я стараюсь сделать так, чтобы люди занимались тем, что у них получается лучше всего, ведь во многих областях они явно талантливее меня.

Вопрос: Фредерик?
Фредерик Вассёр: Всегда сложно говорить о себе самом, было бы лучше спросить кого-то из сотрудников. Я пришел из автоспорта и стараюсь мотивировать людей, говоря им: «У нас небольшая команда, и если мы хотим быть конкурентоспособными, необходим вклад каждого!» Нужно продолжать работать как полноценный гоночный коллектив, в этом плане мы на верном пути.

Вопрос: Франц?
Франц Тост: Я бы назвал свой стиль управления демократичным. В принятии ключевых решений у нас участвуют и ключевые руководители, и сами сотрудники, мы вместе обсуждаем наиболее важные темы, а затем приходим к общему мнению. Как мне кажется, мотивировать людей и находить средства в бюджет команды – вот ключевые обязанности руководителя.

Вопрос: (Бен Андерсон) Вы все говорили о необходимости поскорее определиться с правилами на 2021 год, но какими бы они ни оказались, уже звучат мнения о том, что срок их опубликования следует перенести на декабрь 2019-го, чтобы большие команды не могли подготовиться заведомо лучше малых. Для вас в самом деле выгоднее позже опубликовать правила, даже если в этом случае останется меньше времени на подготовку?
Франц Тост: Сложно сказать, поможет ли малым командам поздняя публикация правил – в конце концов, сильные команды всегда прогрессируют быстрее. Как мне кажется, вопрос не в выборе момента, а в том, чтобы удостовериться в правильности подходов – это гораздо важнее срока публикации правил. Мы не стремимся во что бы то ни стало опубликовать некий документ уже 27-го июня – это не главная задача.

Зак Браун: Как и все команды, мы будем действовать по обстановке. Чем раньше начнется подготовка, тем больше средств смогут вложить в неё обеспеченные команды, но в целом не так уж важно, будут ли правила опубликованы в июне, августе или декабре. Главное, эти правила будут одинаковы для всех, а далее каждый среагирует сообразно своим возможностям.

Гюнтер Штайнер: Я согласен с Заком. Крупные команды всегда в более выгодном положении, и для них даже лучше, если правила опубликуют позднее, ведь обеспеченный коллектив может за короткий промежуток времени вложить в разработку немало средств. Оптимального решения тут нет, в какой-то момент мы просто примем решение, что пора начинать, и приступим к подготовке.

Возможно, кому-то выгоднее не принимать такое решение сейчас, но что касается Haas, нам не принципиально, приступать к подготовке в июне или в декабре.

Вопрос: Франц?
Франц Тост: Во-первых, срок публикации правил пока не определен. Этот вопрос должен был остаться за закрытыми дверями, но, похоже, всем вокруг известно, что обсуждалось на встрече во вторник. Главное – не потратить еще больше средств, ведь чем раньше будет опубликован регламент, тем скорее команды начнут исследовать возможности и вкладывать значительные суммы. Если документ появится уже в июне, в командах тут же будут сформированы группы инженеров, которые станут пристально изучать все нюансы и проводить бесчисленные тесты с целью добиться преимущества. Посмотрим, чем всё закончится.

Вопрос: (Абдулрахман Аль-Сауд) Известно, что в Бахрейне больше возможностей для обгонов, чем в Мельбурне. Как вы помогаете своим гонщикам понять, можно ли решиться на атаку?
Франц Тост: То есть, определиться, обгонять или нет? Да им просто нужно утопить педаль в пол и провести маневр, в чем проблема? Активируй DRS и вперед. В этом году в Бахрейне сразу три зоны DRS, и я полагаю, что в гонке мы увидим гораздо больше результативных атак, чем было в Мельбурне. Да, в Австралии в целом сложно обгонять, но в Бахрейне такие возможности есть – всё увидим уже в воскресенье.

Гюнтер Штайнер: Я согласен с Францем.

Зак Браун: Давайте позволим гонщикам выехать на трассу и самим определиться, на каком участке атаковать соперника.

Фредерик Вассёр: Я точно не стану объяснять Кими Райкконену, где ему обгонять!

Вопрос: (Бен Эдвардс) Зак, в McLaren пришло несколько новых ключевых руководителей – Джеймс Ки, Андреас Зайдль, Жиль де Ферран. Не могли бы вы рассказать, какая роль отведена каждому из них?
Зак Браун: Андреас Зайдль будет руководить командой и отвечать за результаты. Джеймс Ки – технический директор, его задача совместно с другими специалистами построить по-настоящему быструю машину. Жиль де Ферран будет по-прежнему выполнять обязанности спортивного директора и курировать сразу несколько гоночных программ McLaren Racing – сейчас ему приходится совмещать множество функций, но как только Андреас Зайдль приступит к работе, Жиль сможет сосредоточиться исключительно на тех задачах, на которые мы его пригласили.

Вопрос: (Жюльен Биллете) Зак, из четырех представленных здесь команд только McLaren не аффилирована с Mercedes, Ferrari или Red Bull Racing. Разделяете ли вы опасения Renault насчет статуса так называемых клиентских команд? Особенно в свете того, что сейчас эти команды имеют возможность заимствовать у команд-конструкторов, в том числе, отдельные элементы аэродинамики.
Зак Браун: Безусловно, да. По мере своего развития спорт пришел к тому, что у отдельных команд появились возможности сотрудничать между собой, но нам бы хотелось, чтобы Формула 1 вернулась к истокам и снова стала состязанием конструкторов. Мы понимаем, что возможность обмена компонентами прописана в правилах, наши соперники блестяще эту возможность реализовали, но на перспективу хотелось бы, чтобы все участники были менее зависимы друг от друга и действовали самостоятельно.

Франц Тост

Вопрос: (Дитер Ренкен) Я собирался задать этот же вопрос, потому в продолжение темы. McLaren самостоятельно ведет сражение в чемпионате, тогда как Haas, Toro Rosso и Alfa Romeo в той или иной степени зависят от одной из топ-команд, выступая потребителями разных узлов и агрегатов. Франц, Гюнтер, Фредерик, что вы думаете о таком сотрудничестве?
Франц Тост: Если руководитель заводской команды жалуется, что небольшая команда их опережает, значит, они сами сработали не лучшим образом. От прошлогодней машины Red Bull Racing мы заимствовали коробку передач, заднюю подвеску и отдельные элементы передней – впрочем, переднюю подвеску мы, в основном, сконструировали сами. Главная причина нашей конкурентоспособности – фантастическая силовая установка Honda. Видимо, соперники сработали не настолько здорово, но им не следует жаловаться – лучше просто взять и сделать своё дело. У нас отличные гонщики, хорошее шасси и превосходная силовая установка, потому мы настолько быстры.

Гюнтер Штайнер: Франц абсолютно прав – оставьте нас в покое и дайте спокойно работать. С нами всё в порядке, займитесь своими делами. Заводским командам следует искать возможности, а не пытаться отнять их у нас, как происходит уже давно. В Red Bull Racing, Toro Rosso, Haas и Ferrari не придумали ничего нового: схема уже была, мы просто её реализовали. Если соперники захотят сделать что-то подобное – мы не станем им мешать.

Если вы считаете, что ваш принцип работы лучше, пусть так, удачи. Но если вы не добиваетесь результатов лишь потому, что сами работаете неэффективно, не обвиняйте других в том, что они действуют иначе, и не пытайтесь разрушить чужое сотрудничество – будет только хуже. Сейчас так называемые «клиентские» команды постепенно подбираются к лидерам, но если сотрудничества не будет, пелотон вместо двух нынешних групп будет состоять их трех: успешные заводские команды, менее успешные заводские команды и все остальные. Где здесь выгода для спорта в целом?

Мы не стремимся что-то отобрать у соперников. Модель сотрудничества была одобрена участниками чемпионата много лет назад и оказалась вполне жизнеспособной. Мы изучили правила, увидели возможность и воспользовались ею. Видимо, не все читают правила настолько внимательно.

Фредерик Вассёр: Есть правила, мы действуем в строгом соответствии с ними. Не важно, что об этом думают отдельные личности – правила определены, и мы тщательно следим за тем, чтобы не нарушить ни один из пунктов.

Вопрос: (Кристоф Беккер) На этой неделе международные организации впервые попросили FIA и FOM ходатайствовать об освобождении из тюрем Бахрейна тех, кто в свое время выступал против проведения гонки. В FIA и FOM предпочли воздержаться от такого шага. Что вы думаете об этой ситуации?
Франц Тост: Мы здесь ради спорта, не для политики. Я был удивлен тому, что акции протеста до сих пор имеют место быть – как мне кажется, эта информация не соответствует действительности. Возможно, небольшая группа людей хочет раздуть из ситуации скандал, но Формула 1 приехала в Бахрейн для того, чтобы порадовать болельщиков зрелищем, и нам не следует участвовать в каких-то политических вопросах – это дело местных властей.

Вопрос: (Йенс Наглер) Некоторые гонщики жаловались, что в Мельбурне не могли разглядеть огни стартового светофора. Были ли такие сложности у ваших гонщиков, и если да, удалось ли найти решение?
Фредерик Вассёр: У наших гонщиков таких проблем не было. Видимо, всё дело в системе Halo и конкретной позиции на стартовой решетке – думаю, в FIA и FOM быстро найдут решение.

Вопрос: На проблему жаловался Пьер Гасли. Зак, были ли комментарии от Ландо и Карлоса?
Зак Браун: Нет, от наших гонщиков жалоб не было.

Гюнтер Штайнер: От наших тоже.

Франц Тост: Как мне кажется, старт в Мельбурне прошел неплохо!

Вопрос: (Дитер Ренкен) Вопрос ко всем, кроме Зака. В этот уик-энд на машинах McLaren появилось наименование нового поколения электронных сигарет. Ваши команды согласились бы видеть спонсором производителя электронных сигарет?
Франц Тост: Мне не принципиально, из каких отраслей в команду поступают деньги. Такой спонсор меня бы вполне устроил.

Гюнтер Штайнер: К нам не обращались такие производители, но если это всё-таки случится, мы внимательно изучим их предложение. Пока что мы не стремились заполучить подобных спонсоров, но если с финансированием возникнут сложности – почему бы и нет.

Фредерик Вассёр: У нас нет аналогичных спонсоров, потому без комментариев.

Перевод: Валерий Карташев

Источник F1news

Оставить ответ