Гран При Венгрии: Пресс-конференция в пятницу

Участники: Андреас Зайдль (McLaren), Кристиан Хорнер (Red Bull Racing), Маттиа Бинотто (Ferrari), Клэр Уильямс (Williams), Беат Цендер (Alfa Romeo).

Вопрос: Кристиан, из трех предыдущих гонок Макс Ферстаппен выиграл две. Как вы оцениваете его форму? Доводилось ли вам работать с более быстрым гонщиком, и насколько сложно любому напарнику выступать на равных с Максом?
Кристиан Хорнер: Макс здорово выглядел не только в трех предыдущих гонках, он с прошлогоднего Гран При Канады выступает на высочайшем уровне. В недавних гонках мы сумели собрать всё воедино: австрийский уик-энд стал переломным, в Сильверстоуне мы были очень конкурентоспособны, а в Германии Макс продемонстрировал впечатляющее хладнокровие, был стабильно быстр в любых условиях и сумел добиться победы. Ферстаппен сейчас в отличной форме, надеюсь, мы уйдем на летний перерыв с очередным успешным результатом, а после него будем не менее конкурентоспособны.

Вопрос: Насколько сложно любому напарнику состязаться с Максом?
Кристиан Хорнер: Невероятно сложно. Из всех гонщиков Макс сейчас наиболее конкурентоспособен и может служить ориентиром для любого. Гонщик всегда сравнивает себя с лучшим из конкурентов, и выступления Макса, безусловно, хороший эталон для Пьера.

Вопрос: Маттиа, продолжим с вами. Для Ferrari уик-энд в Германии состоял из взлетов и падений, после неудачного выступления в квалификации Себастьян Феттель сумел прорваться с последнего места на второе. Как вы оцениваете итоги того этапа?
Маттиа Бинотто: Прежде всего, я чувствую огорчение. Мы знали, что в Хоккенхайме машина будет быстра, и убедительно подтверждали это во все дни уик-энда. Да, нам не удалось завоевать поул, но все шансы для этого были. Когда начинаешь гонку с далеких позиций, а не из первого ряда, это совсем разные ситуации, и мне очень досадно, ведь мы упустили возможность победить в Германии. В команде мы должны разобраться, что именно в тот уик-энд у нас пошло не так.

С другой стороны, Гран При Германии оставил и позитивные моменты, не будем о них забывать. Наша машина была быстра в пятничную жару, в субботнюю прохладу и под дождем в воскресенье, мы выбрали верную стратегию, эффективно контролировали ситуацию и оперативно действовали на пит-стопах. После неудачи в квалификации команде удалось сохранить концентрацию и хорошо подготовиться к гонке.

Себастьян выступил здорово, мы все очень за него рады. Ему было очень важно провести успешную гонку на домашней трассе, я рад, что у него это получилось, но в целом для команды уик-энд сложился недостаточно удачно.

Вопрос: Клэр, в Хоккенхайме Williams удалось заработать очко, правда, этот результат может быть оспорен – в Alfa Romeo подали апелляцию. За годы выступлений ваша команда заработала 3561 очко, но что значит для коллектива недавний результат в Германии? Это награда за долгие усилия?
Клэр Уильямс: Вы справедливо упомянули количество очков, которое заработала Williams за всю историю выступлений – в такой ситуации с нашей стороны было бы странно ликовать из-за одного очка. Но сезон в очередной раз складывается для нас невероятно трудно, все сотрудники выкладываются на пределе, и в такой ситуации любой результат нужно принимать с благодарностью.

Правда, как вы заметили, в Alfa Romeo подали апелляцию, нужно дождаться её рассмотрения. Лично я не могу быть довольна десятым местом в гонке, вряд ли кто-то в Williams с большим восторгом воспринял тот результат.

Вопрос: Беат, после гонки в Германии ваша команда подала апелляцию на решение стюардов. Почему вы решили оспорить наказание?
Беат Цендер: Нас наказали уже после финиша, мы решили подать апелляцию – это стандартная процедура, если вы желаете оспорить решение стюардов, и у вас есть достаточно убедительные аргументы. Без аргументов подавать апелляцию никто бы не стал.

Клэр Уильямс и Беат Цендер

Вопрос: О каких смягчающих обстоятельствах вы намерены заявить?
Беат Цендер: Процесс еще продолжается, я не могу предоставить вам какую-либо информацию. Все аргументы будут озвучены 24 сентября на слушаниях в Париже.

Вопрос: Вы работаете в команде уже 32 года и вместе с ней пережили самые разные периоды. Как вы оцениваете нынешнее положение дел? Ситуация лучше, чем в предыдущие несколько лет?
Беат Цендер: Конечно, ситуация лучше, особенно в финансовом плане. Нам было очень непросто в 2014, 2015 и 2016 годах, мы могли уйти из Формулы 1, но с приходом Alfa Romeo положение дел поправилось. Тот факт, что коллектив по-прежнему выступает в чемпионате, можно считать большим достижением.

Вопрос: Андреас, команда McLaren очень хорошо проводит этот сезон и в Кубке конструкторов опережает Renault уже на 31 очко. Вас удивляет такое преимущество?
Андреас Зайдль: Приятно иметь такой отрыв, когда наша машина далеко не во всех гонках была четвертой по скорости, но он не означает, что мы можем позволить себе расслабиться. Предыдущий этап показал: хватило бы одной непредсказуемой гонки, в которой Нико Хюлкенберг финишировал вторым, а мы не заработали ни одного очка, и разговор сейчас был бы совсем иным. Потому важно продолжать работать, готовить новинки и выступать на стабильно высоком уровне. Здорово, что сейчас мы на четвертом месте в Кубке конструкторов, однако важно удержать его до конца сезона.

Вопрос: Расскажите о прогрессе команды. Какой динамики можно ожидать, и по силам ли McLaren совсем скоро навязать борьбу Red Bull Racing?
Андреас Зайдль: Реальность такова, что в отсутствие каких-либо инцидентов в гонке лидеры по-прежнему обгоняют нас на круг. Нам нужно проделать колоссальную работу, притом важно, чтобы команда и гонщики прогрессировали совместно.

Приятно видеть, что подготовленные новинки подтверждают свою эффективность – надеюсь, мы сумеем ещё доработать MCL34, а к следующему сезону построим очень быструю машину. Как вы знаете, магических решений в Формуле 1 нет, успеха здесь добиваются за счёт полной концентрации на работе – этому подходу мы и стараемся следовать.

Вопросы с мест

Кристиан Хорнер

Вопрос: (Люк Смит) Кристиан, если я не ошибаюсь, Макс Ферстаппен финиширует в первой пятерке уже двадцать гонок подряд и, похоже, начинает проявлять свой потенциал, который был заметен еще на ранней стадии карьеры. За счёт чего Макс стал выступать так здорово, что в нём изменилось? Вы упомянули прошлогодний этап в Монреале – возможно, одной из причин был крайне сложный старт того сезона?
Кристиан Хорнер: Макс всё еще очень молод, ему только 21 год, однако он проводит уже пятый сезон в Формуле 1 и в своем прогрессе может опираться на собственный опыт. Его скорость и талант никогда не вызывали сомнений, а теперь к ним добавились необходимые знания и усвоенные уроки. Начало предыдущего сезона оказалось для него очень непростым, было много упущенных возможностей, но Макс всё проанализировал, в Монреале смог переломить ситуацию и с тех пор каждый уик-энд выступает поистине феноменально, продолжая при этом прогрессировать.

В этом сезон он стал настоящим первым номером команды, весь коллектив равняется на него и точно так же выкладывается на пределе. Максу нравится рабочая атмосфера в Red Bull Racing, нравится наше сотрудничество с Honda, он настроен позитивно, а с ним и все вокруг ощущают себя очень здорово.

Вопрос: (Скотт Митчелл) Вопрос ко всем. Если количество этапов будет увеличено до двадцати двух, потребуется ли увеличить допустимое количество силовых установок на сезон? Будет ли это одним из определяющих факторов при принятии решения, и как это может сказаться на издержках? В Формуле 1 стараются снизить расходы, но увеличение числа гонок и моторов может стоить очень дорого…
Андреас Зайдль: В принципе, мы поддерживаем идею провести в следующем сезоне 22 гонки, но вы правы, сейчас обсуждается вопрос, какое количество элементов силовых установок предстоит для этого задействовать, и какие издержки понесут команды.

Крайне важно не допустить дальнейшего увеличения числа гонок сверх отметки в 22 этапа, и для этого есть две основные причины. Во-первых, нужно помнить о сотрудниках и убедиться, что мы не требуем от них слишком многого, ведь если количество этапов будет расти, в какой-то момент нам придется пересмотреть структуру команды. Во-вторых, при всей коммерческой заинтересованности мы должны сохранить эксклюзивный характер каждого уик-энда, значительное увеличение числа гонок будет идти вразрез с этим.

Кристиан Хорнер: Держатели коммерческих прав должны прямо спросить у команд: «Знаете, мы думаем провести 22 гонки в следующем сезоне, как вы на это смотрите?» Базовый ответ – да, давайте, но это должно быть увязано со многими сопутствующими факторами, например, потребуется ли проводить больше тестов.

При 22-х Гран При, большинству команд придётся задействовать четвертый мотор и получить за это штраф. На первый взгляд идея увеличить допустимое число компонентов выглядит логичной, но что если мы просто будем меньше работать на тестах перед сезоном и между Гран При? Это высвободило бы для гонок те моторы, которые команды в любом случае задействовали бы.

Уже со следующего этапа мы будем наблюдать многочисленные штрафы за замену компонентов, притом позади только половина сезона. Потому предлагать проводить на одну гонку больше и рассчитывать, что командам хватит тех же трёх отведенных на сезон моторов, означает просить от участников слишком многого.

Маттиа Бинотто

Маттиа Бинотто: Согласен с коллегами. В Ferrari поддержат появление 22-го этапа, если это будет означать для нас дополнительные доходы, но одновременно мы должны внимательно оценить издержки. На 2021-й год обсуждается вариант с 24 Гран При без каких-либо дополнительных силовых установок, и потому увеличение числа доступных компонентов на 2020-й было бы неправильной мерой – вместе с доходами мы получим дополнительные расходы. Думаю, это задача самих производителей моторов сделать так, чтобы с тремя силовыми установками команды могли проводить на одну гонку больше.

Вопрос: Вы бы согласились сократить количество тестов, как предложил Кристиан?
Маттиа Бинотто: Это нужно обсудить, сама идея звучит привлекательно.

Вопрос: Клэр?
Клэр Уильямс: Готова повторить всё сказанное. Думаю, нам предстоит долгая дискуссия, особенно по вопросу количества доступных на сезон компонентов. С финансовой точки зрения необходимо убедиться, что дополнительная гонка полностью покроет все наши расходы, притом уже сейчас можно сказать, что, скорее всего, так и будет. Но самое главное – учесть нагрузку на персонал команд. Наши сотрудники работают на пределе, мы требуем от них провести 21 Гран При, тесты, притом на базе они должны успевать от этапа к этапу дорабатывать машину. Сейчас у Williams нет подменного фонда, но если количество гонок будет увеличено, мы будем вынуждены задуматься об увеличении штата.

Лично мне бы не хотелось видеть в расписании строенные этапы – нас заверили, что обойдется без таковых. В прошлом году это стоило всем огромных усилий, а в плане логистики три Гран При подряд обернулись настоящим кошмаром. Помню, в Австрии все команды разместились во временных моторхоумах, что и выглядело не лучшим образом, и к существенной экономии не привело.

Вопрос: Беат?
Беат Цендер: Меня больше беспокоит то, как всё будет организовано, и я думаю скорее не о моторах, а о персонале. Для нашей небольшой команды 21 гонка – предел возможного. Дополнительный этап создаст немало сложностей, нам придется задуматься о расширении штата и переходе на сменный график работы.

Вопрос: (Фил Дункан) Кристиан, обращались ли представители Mercedes к Red Bull с вопросом, готова ли компания отпустить Макса Ферстаппена? Как вам кажется, Формуле 1 пошло бы на пользу, если бы Льюис Хэмилтон и Макс Ферстаппен соперничали между собой на одинаковых машинах?
Кристиан Хорнер: Со мной Тото Вольфф вопрос о Максе точно не обсуждал. Он напрямую общается едва ли не со всеми гонщиками, и если бы пожелал побеседовать с Максом, то сделал бы это без нашего участия.

В ситуации с Ферстаппеном, как с любым другим гонщиком, могут быть факторы, способные пробудить интерес к переговорам, но если говорить об их с Льисом возможном совместном выступлении – знаете, я что-то не слышал от самого Хэмилтона, что он желает видеть Макса своим напарником в следующем сезоне.

У такого сценария есть и плюсы, и минусы, но в идеале было бы замечательно, чтобы команды соперничали на равных. Было бы здорово наблюдать, как Ferrari со своими гонщиками, Red Bull Racing со своими гонщиками и Mercedes со своими гонщиками на равных сражаются за лучший результат. Для интересной борьбы совсем не обязательно, чтобы два высококлассных спортсмена выступали в одной команде.

Вопрос: (Эндрю Бенсон) Вопрос ко всем о правилах на 2021 год. Насколько вас беспокоит тот факт, что до крайнего срока принятия регламента меньше трех месяцев, а до сих пор обсуждаются фундаментальные вопросы вроде массы машин и возвращения дозаправок? Можно ли успеть всё согласовать за оставшееся время, и насколько велик риск, что новый регламент вовсе не появится?
Маттиа Бинотто: Насколько я обеспокоен? Согласен, до конца октября осталось не так много времени, список открытых тем довольно велик, но главное, что дискуссия продолжается. Было бы намного хуже, если бы её не наблюдалось вовсе, и кто-то один решал за всех.

Со стороны Ferrari мы сами должны удостовериться, что совместно с FIA, FOM и другими командами тщательно проработали все ключевые вопросы. Как я не раз говорил, есть общие цели и задачи, главным приоритетом остается сохранение в чемпионате всех участников, притом в стремлении добиться большей зрелищности мы не должны избыточно концентрироваться на сугубо технических аспектах.

Как показали недавние гонки, при определенных факторах сражение на трассе может быть очень зрелищным – именно эти факторы и нужно определить, чтобы далее при проработке новых технических концепций мы совершенно точно понимали, что движемся в верном направлении. Да, времени осталось мало, многое еще предстоит обсудить, но хорошо, что дискуссия продолжается.

Кристиан Хорнер: Я активно выступал за то, чтобы срок утверждения правил перенесли с июня на октябрь, ведь если бы мы получили их в том виде, в каком они представлены сейчас, у нас возникли бы большие сложности. В оставшееся до конца октября время необходимо убедиться, что новый регламент ориентирован на нужные факторы.

Запланировано несколько общих встреч, по ходу которых нам предстоит детально разобраться, каких целей мы хотим добиться в финансовом плане и в плане зрелищности, и отвечают ли этим целям предлагаемые изменения. Мы должны детально изучить все аспекты, чтобы свод правил, который планируется утвердить 31 октября, полностью отвечал интересам всех сторон.

Андреас Зайдль

Андреас Зайдль: У McLaren несколько иное видение ситуации, нам кажется, что пришло время поставить в дискуссии точку – как-никак, команды на протяжении двух лет озвучивали свои предложения. У FIA и FOM есть четкое понимание, какой должна быть Формула 1, это видение они представили несколько недель назад. Пора закончить обсуждение и перейти к реальным действиям.

Клэр Уильяимс: Обо всём уже сказали. Да, согласование правил затянулось, но не думаю, что в конце июня они были достаточно проработаны, чтобы их подписать. Мы получили дополнительное время для дискуссии, однако меня больше беспокоит не то, что мы вдруг не договоримся, а то, как может измениться ситуация к концу октября. Были озвучены базовые принципы, с которыми в Williams полностью согласны, и мне бы хотелось, чтобы эти принципы не претерпели изменений. Процесс идет своим чередом, правила необходимо утвердить в конце октября, главное – хорошо над ними поработать и убедиться, что все моменты максимально продуманы.

Беат Цендер: Сразу нескольким экспертным группам необходимо проделать большую работу, но процесс протекает медленно из-за того, что всякий раз появляются новые вводные – например, идея с возвращением дозаправок. Предыдущие шесть месяцев никто об этом не говорил, и принимать решение нужно с осторожностью, ведь в 2009-м от дозаправок отказались не только по финансовым причинам: они вредили спортивной составляющей. Прежде, чем вернуть их, необходимо взвесить все за и против и прикинуть, насколько это повысит зрелищность.

Вопрос: (Алан Болдуин) Маттиа, Кристиан, хотелось вы услышать ваше мнение о ситуации с опасным выездом с пит-стопа. Получили ли вы пояснения от FIA, как подобные инциденты будут рассматриваться в будущем? Маттиа, в Хоккенхайме вашу команду наказали денежным штрафом, а не прибавкой секунд…
Маттиа Бинотто: В предыдущих гонках было сразу несколько моментов, по которым стюардам оказалось непросто принять решение. В четверг в Хоккенхайме на встрече с гонщиками представители FIA пояснили, что в первую очередь во внимание принимается безопасность механиков на пит-лейн.

В случае с Шарлем механики Red Bull находились прямо перед ним и уже были готовы к пит-стопу, однако наш гонщик постарался объехать их максимально безопасно. Да, ему пришлось замедлиться из-за машины слева, но это был чисто гоночный момент.

В ситуации с трафиком на пит-лейн главное – безопасность, для нашей команды в Хоккенхайме всё закончилось денежным штрафом, и я не думаю, что в будущем в аналогичных ситуациях вердикт окажется иным. Как мне кажется, стюарды приняли очень взвешенное решение.

Кристиан Хорнер: Прошу прощения, но я едва не наделал в штаны, когда увидел, как машина Романа Грожана движется в мою сторону! С моего места инцидент выглядел очень опасным.

Согласитесь, оценивать подобное непросто, не так ли? В Монако Макс получил штраф за опасный выезд из боксов, который сочли таковым, поскольку наш гонщик зацепил машину Валттери Боттаса. В Хоккенхайме всё выглядело несколько иначе, но нам бы хотелось, чтобы решения стюардов были максимально последовательными, иначе какой реакции останется ждать от команды и от механика, что выпускает машину с пит-стопа?

Хорошо, если на пит-лейн достаточно места для двух машин – тогда всё заканчивается наилучшим образом, как было в этом году в Сильверстоуне, когда Макс Ферстаппен и Шарль Леклер синхронно завершили пит-стоп и бок о бок возвращались на трассу.

Вопрос: (Виктор Адорьян) К слову о логистике. Ранее на этой неделе один из грузовиков Renault попал в ДТП. Расскажите, какое количество оборудования вы привезли на эту гонку, и какие меры предпринимаете, чтобы это оборудование безопасно перемещалось из страны в страну?
Беат Цендер: Наша команда хорошо готова к сдвоенным этапам и всем европейским гонкам. Для перевозки оборудования мы используем собственных водителей, которые за воскресенье успевают отдохнуть, а далее проводят за рулем строго отведенное время, не более.

Сейчас не та ситуация, что была двадцать лет назад, когда кто-нибудь из сотрудников весь день работал, а вечером запрыгивал в кабину грузовика и вёз оборудование на следующую трассу. Всё намного безопаснее, но иногда инциденты случаются. Впрочем, если учесть, что от автодрома к автодрому Формула 1 переезжает на более чем 400 грузовиках, количество аварий не так уж велико.

Клэр Уильямс: Прежде всего, у меня нет информации о состоянии водителя грузовика – он в порядке?

Вопрос: (ответ из зала) Да.
Клэр Уильямс: Спасибо! Прошу прощения, но я не знаю абсолютно точно, сколько оборудования мы привозим на гонку. Понимаю лишь, что очень много, что в команде логистикой занимается большая группа специалистов, и что эти люди отлично справляются со своей работой.

Мы делаем всё, чтобы соблюсти необходимые требования для водителей: они проводят за рулем только допустимое время, перед отправкой в рейс им не приходится выполнять какие-то иные задачи. Всё это нужно для того, чтобы минимизировать риск возможных аварий. Правда, иногда избежать их не удается, но хорошо, что в недавнем инциденте с грузовиком команды Renault сам водитель не пострадал.

Маттиа Бинотто: Нечего добавить. Беат здорово описал ситуацию, она применима ко всем командам. Наши водители не работают во время уик-энда, особенно если речь идет о сдвоенных этапах. Будучи руководителями команд, мы заботимся о своих сотрудниках и делаем всё возможное, чтобы на трассе или в пути они были в безопасности. Недавний инцидент с грузовиком Renault нас сильно обеспокоил, мы считаем необходимым изучить обстоятельства произошедшего и понять, что можно изменить к лучшему.

Кристиан Хорнер: Это непростая задача – перевезти машины, оборудование и наш гигантский моторхоум с трассы на трассу – нужно более 40 грузовиков. Когда речь идет о сдвоенных этапах, прессинг усиливается, ведь грузовики должны прибыть на трассу не позднее вечера вторника. При планировании большего числа гонок нужно обязательно учесть вопрос логистики, чтобы перемещение людей и оборудования не требовало колоссальных усилий.

Да, аварии иногда случаются. Мне неизвестны подробности инцидента с грузовиком Renault, но хорошо, что водитель не пострадал. Подобных ситуаций, к сожалению, не избежать, но очень важно свести их риск к минимуму. Как уже было сказано, сейчас уже нет той ситуации, когда кому-то из сотрудников после уик-энда приходится вести грузовик – это задача профессионала. У каждой команды есть подрядчик, который обеспечивает всё необходимое для перевозки оборудования с этапа на этап.

Андреас Зайдль: Я рад, что водитель того грузовика не пострадал. Каждая команда делает всё, чтобы обеспечить сотрудникам максимально безопасные условия, и мы тщательно следим за тем, чтобы у наших водителей было достаточно времени для сна и отдыха. Как совершенно справедливо заметил Беат, при таком количестве перемещений мы можем считать большим достижением, что инциденты вроде недавней аварии случаются крайне редко.

Вопрос: (Иан Паркес) Вопрос ко всем за исключением Маттиа. Не могли бы вы все сказать несколько слов о продолжительной карьере Маттиа Бинотто в Формуле 1 и о том, насколько успешно он выполняет, возможно, самую непростую работу в автоспорте – работу руководителя команды?
Кристиан Хорнер: Маттиа, сколько лет ты уже в Ferrari? 35? Ах, 25 – похоже, ты пришел к ним работать сразу после школы!

Руководить командой Ferrari – это серьезный прессинг, притом Маттиа долгое время курировал и технические вопросы, и вопросы, относящиеся исключительно к компетенции руководителя команды. Странно говорить подобное о сопернике, но с Маттиа приятно взаимодействовать, и в целом он очень неплохо справляется со своей работой.

Андреас Зайдль: Я с большим уважением отношусь ко всем коллегам-руководителям, но притом полностью сосредоточен на своей работе, потому комментариев у меня практически нет. Спасибо, коллеги, мне очень приятно быть с вами на этой пресс-конференции.

Клэр Уильямс: Вы сказали, что у Маттиа сейчас самая сложная работа в Формуле 1? Я думала, что это можно сказать про меня! Маттиа работает на Ferrari, и наверняка компания предоставила ему… Маттиа, сколько у тебя машин Ferrari? Наверное, с десяток?

А если оставить шутки, для меня было честью некоторое время работать с Маттиа в рамках стратегической группы. Я с большим уважением к нему отношусь и надеюсь, что он еще долгое время будет работать в Формуле 1. За последнее время в Ferrari было слишком много кадровых перестановок, было бы здорово наблюдать некоторую стабильность.

Беат Цендер: Я давно знаю Маттиа и высоко ценю его как личность и как профессионала. В Ferrari руководителю команды всегда приходится непросто, если при нём коллектив не выигрывает гонки, но, как заметила Клэр, в других командах руководителям ничуть не легче, особенно если машина не настолько быстра, или есть финансовые трудности. Сложно приходится не только тем, кто сражается в первых рядах, но и тем, кто находится далеко позади.

Вопрос: (Петер Фаркас) Маттиа, перед началом сезона вы говорили, что в предыдущие два года в Ferrari словно разучились получать удовольствие от гонок. Учитывая положение дел в обоих зачетах чемпионата, возможно ли в такой ситуации наслаждаться гонками? Если да, как вы намерены к этому прийти, если нет, как планируете управлять настроем коллектива?
Маттиа Бинотто: Вы правы, получать удовольствие от работы очень важно, особенно если учесть, как много времени мы уделяем ей на трассе и на базе команды. Конечно, отсутствие побед во многом осложняет дело, но всё же удовольствие от работы в большей степени зависит от командного духа, от того, как гонщики, механики и инженеры взаимодействуют друг с другом. Сейчас в Ferrari боевой дух очень высок, сотрудники приезжают на трассу с желанием побороться на пределе сил, и здесь, в Венгрии, мы постараемся сделать то, что не смогли сделать в предыдущие уик-энды – выиграть гонку. Да, мы не раз упускали такую возможность, но, как я уже говорил, удовольствие от работы зависит от настроя внутри коллектива, наслаждаться гонками можно при любых результатах.

Вопрос: (Даниэль Хорват) Андреас, как вы сами сказали, в McLaren сумели добиться серьезного прогресса, команда уже заработала больше очков, чем за весь предыдущий сезон. Какие цели вы ставите перед коллективом на 2020-й год?
Андреас Зайдль: Для нас крайне важен прогресс командной работы, а также прогресс наших гонщиков и машины. Машина для следующего сезона в отличие от своих предшественниц будет полностью спроектирована и построена под руководством Джеймса Ки. В производственном процессе мы постепенно возвращаемся в нужный ритм, но, напомню, магических решений в Формуле 1 не существует. Надеюсь, у нас получится сделать еще один шаг вперед, но мы не должны витать в облаках и рассчитывать на борьбу за победы уже в 2020-м.

Перевод: Валерий Карташев

Источник F1news

Оставить ответ