Куда делась скорость Ferrari?

До Гран При Италии казалось, что Ferrari – лучшая машина чемпионата. Преимущество Скудерии эксперты оценивали примерно на уровне двух десятых на круге, но оно неожиданно исчезло, и вот уже SF71H проигрывает Mercedes до полсекунды. Ситуацию анализирует журналист немецкого издания Auto Motor und Sport Михаэль Шмидт, стараясь найти ответ на вопрос: это чемпионская команда вдруг прибавила, или, наоборот, Ferrari резко сдала?

Речь идёт о прежде всего о квалификациях, в гонках ситуация не столь драматичная, однако Льюис Хэмилтон опережает Себастьяна Феттеля уже на 67 очков, поэтому принимать какие-то срочные меры уже поздно. Когда Хэмилтон лидирует в гонке, он без проблем контролирует темп, и ему не приходится слишком сильно беспокоиться по поводу шин.

За три последних гонки чемпиону мира пришлось только один раз по-настоящему ускориться: это было в Сочи, когда после пит-стопа Феттель неожиданно оказался впереди него. Но ненадолго, хотя Льюис, лихо обогнав соперника, несколько повредил шины.

Но вернёмся к квалификациям. Фактически Ferrari потеряла по отношению к Mercedes порядка 0,7 секунды. Похоже, в команде из Маранелло слишком поздно заметили, что в чемпионате наметился перелом.

Что же произошло после гоночного уик-энда в Монце? В Mercedes привозили новинки аэродинамики на три этапа подряд, и инженеры команды оценивают достигнутый прогресс примерно в две десятых на круге. Или немного меньше.

Но ведь и в Ferrari не сидели сложа руки. На красной машине появилось новое заднее крыло, модернизированное днище, дефлекторы, а в Сочи ещё и новое переднее крыло. Однако часть новинок практически не отразилась на скорости, часть повлияла на баланс и работу с резиной, однако гонщики особых перемен не заметили.

«Поведение машине не изменилось по сравнению с тем, что было раньше», – констатировал Феттель в Сузуке.

Но есть достаточно объективный критерий, который позволяет сделать вывод о том, что не машина Mercedes стала заметно быстрее, а Ferrari растеряла скорость. Это отставание Red Bull Racing.

Его величина по отношению к Mercedes осталась прежней, а вот к Ferrari машины, построенные в Милтон-Кинсе, приблизились вплотную, и в последних Гран При пилоты Red Bull представляют для Скудерии серьёзную угрозу. Три предыдущих гонки прошли на разных по характеру трассах, однако можно заметить общую тенденцию: Ferrari растеряла преимущество, которое раньше обеспечивал двигатель, и это видно по скорости на прямых.

Но есть и ещё один труднообъяснимый фактор: во всех трёх последних гонках у Скудерии были сложности с задней резиной. В квалификациях резина мягких составов с трудом выдерживает один быстрый круг, начиная сдавать на последнем секторе.

«Это нечто новенькое, – признал Феттель. – Наша машина всегда лучше Mercedes работала с резиной. Но в субботу в Сузуке мы кое-что выяснили, что, вероятно, позволит найти ответы».

Возможно, он в том числе имел в виду модификации, представленные в Сингапуре, которые пришлось признать неэффективными. Из-за них аэродинамический баланс машины изменился, а настраивать её стало труднее. В частности, речь шла о новом заднем крыле и дефлекторах: в Сузуке итальянское команде пришлось вернуться к старой конфигурации заднего крыла.

К этим сложностям добавились ошибки, допущенные стратегами команды: на японской трассе в финале квалификации, проходившей в условиях меняющейся погоды, на обе машины Ferrari были поставлены промежуточные шины, тогда как в Mercedes приняли решение выехать на сликах. Именно оно оказалось верным.

Кроме того, из Италии доносятся слухи о том, что внутри Скудерии начались разногласия между руководителем команды Маурицио Арривабене и техническим директором Маттиа Бинотто. Якобы Арривабене и начальство, которое ещё выше рангом, всё более открыто критикуют машину, хотя на самом деле SF71H по-прежнему вполне неплоха. Вот только в последнее время направление работы по её модернизации идёт по неверному пути.

Отдают ли в руководстве Маранелло себе отчёт, что жёсткая критика Бинотто может привести к ещё более нежелательным последствиям? Ведь успехи последних двух лет связаны прежде всего с тем, что он и его команда провели реструктуризацию всего инженерного департамента и дали зелёный свет многим новым, более смелым идеям.

Источник F1news

Оставить ответ