Сергей Сироткин: Похоже, нам удалось добиться прогресса

Всего через несколько дней российский гонщик Сергей Сироткин выведет на трассу в Барселоне новую машину Williams – и сделает это в качестве основного пилота команды. В эксклюзивном интервью F1News.ru Сергей рассказал о том, как проходит подготовка к этому событию…

Вопрос: Сергей, на презентации Williams показали только изображения новой машины. Вы уже видели её вживую?
Сергей Сироткин: Нет, и это хорошо! До первых тестов ещё неделя, так что если бы я уже видел машину, это значило бы, что мы закончили работу над её проектированием слишком рано, то есть потеряли бы время. Если мы сможем подготовить машину прямо к тестам, это будет означать, что мы максимально эффективно использовали всё время, что было в нашем распоряжении.

Вопрос: Как у вас складываются отношения с командой?
Сергей Сироткин: Не хочу выглядеть слишком восторженно, но, честное слово, всё на удивление хорошо! У меня очень хорошие ощущения, приятно осознавать, какую роль я играю в команде, какую ответственность на меня возлагают. Так что отношения со всеми просто замечательные – начиная с механиков и заканчивая топ-менеджментом. Если оглянуться назад, то год назад я даже мечтать не мог, что всё так сложится. Но благодаря множеству факторов, благодаря программе SMP Racing всё это стало возможным.

Вопрос: А если говорить о Лэнсе Стролле?
Сергей Сироткин: Мы не так много общались, но всё хорошо. Он вполне нормальный парень, у нас рабочие отношения.

Вопрос: Тем не менее, вы присоединились к команде относительно поздно. Были ли учтены ваши пожелания при проектировании машины?
Сергей Сироткин: Да, были учтены, и, так скажем, учитываются до сих пор. С этим нет проблем.

Вопрос: Будет ли здесь у Стролла какое-то преимущество?
Сергей Сироткин: Только, может быть, в том, что он выступал в этой команде в прошлом году. В остальном – вряд ли.

Вопрос: В какой мере можно сравнивать ваши стили пилотирования?
Сергей Сироткин: Честно говоря, не думал об этом. По симулятору этого не скажешь, а на трассе мы пока мало работали вместе. Посмотрим.

Вопрос: В последние годы вы много работали на симуляторах – как в Renault, так и в Williams, и обычно достаточно быстро у вас складывалось представление о том, кто на что способен. Что на этот раз? Как вы выглядите на фоне Стролла и Кубицы – он ведь тоже работает на симуляторе?
Сергей Сироткин: Работает, конечно, как и гонщики основного состава команды. Я отдаю себе отчёт, что я далеко не самый сильный пилот в плане работы на симуляторе, но то, как я сейчас смотрюсь на общем фоне, скажем так, меня более чем устраивает.

Вопрос: Какие задачи вам предстоит выполнять на первых тестах?
Сергей Сироткин: Задачи предельно простые – проехать как можно большую дистанцию. При этом её надо будет разбить на более-менее равные отрезки и задействовать как можно более широкий набор настроек, резины, топливной загрузки, сравнить результаты, посмотреть, как одно взаимодействует с другим. Нужно разобраться, насколько машина чувствительна к настройкам, как влияют их изменения в случае возникновения каких-то проблем. Нужно будет сделать и квалификационные пристрелки, и протестировать машину на длинных дистанциях, чтобы изучить поведение шин в тех и других условиях.

Вопрос: График тестов уже составлен? Уже известно, кто и когда поедет?
Сергей Сироткин: Да, уже есть подробный план тестов, но разглашать его я пока не могу.

Вопрос: Но вы будете выполнять одинаковую работу, или перед каждым пилотом стоят свои задачи?
Сергей Сироткин: Нет, не совсем одно и то же. Часть работы будет пересекаться, чтобы команда была по-настоящему уверена в том, что происходит. В некоторых случаях нужна двойная проверка, двойная корреляция данных. В остальном программы разные.

Вопрос: Мы много раз общались за последние годы, и практически каждый раз вы говорили, что ваш график стал ещё напряжённее, чем прежде. Эта тенденция всё ещё сохраняется? Или вы уже достигли предела?
Сергей Сироткин: Знаете, если говорить о последних пяти неделях, то, честно говоря, я даже подумать не мог, что график пилота Формулы 1 может быть настолько напряжённым. Но я действительно люблю свою работу и делаю всё это с большим удовольствием. Я ни на что не жалуюсь, просто это, наверное, были самые интенсивные пять недель за всю мою гоночную карьеру.

Вопрос: Это связано с зимним периодом и подготовкой к тестам, или в таком графике живёт вся Формула 1?
Сергей Сироткин: Не думаю, что вся Формула 1, это конкретно мой случай такой. Думаю, в команде вам подтвердят, что за это межсезонье я провёл на базе больше времени, чем их прежние пилоты за весь сезон. Всё дело в моём подходе, я постарался добиться максимума во всём. Конечно, это совместная инициатива. Мы с самого начала всё обговорили с командой, расписали план работ.

Вопрос: Всегда сложно оценить работу команды до первого Гран При, а тем более – до первых тестов, ведь никто не знает, какого прогресса добились остальные. Но в прошлом году было очевидно, что Williams необходимо делать шаг вперёд. На ваш взгляд, удалось ли это команде?
Сергей Сироткин: Я уверен, что мы сделали очень большой шаг вперёд. В связи с переменами в регламенте скорость машины в этом году должна была снизиться. Но судя по данным, полученным на симуляторе и в ходе аэродинамических исследований, мы смогли добиться успеха, и очень надеемся, что реальные тесты это подтвердят. Мы рассчитываем на серьёзный прогресс. Конечно, сейчас все говорят об этом, но я действительно надеюсь, что нам удалось продвинуться вперёд.

Вопрос: Кто играет ключевую роль в техническом развитии машины, Падди Лоу?
Сергей Сироткин: Конечно, все всегда говорят о Падди и, безусловно, он настоящий лидер нашей технической группы, но это именно коллектив. Там много отличных специалистов, отвечающих за различные направления. Многие из них, как и Падди, пришли из топ-команд, где строили машины, побеждающие в гонках – и я говорю не только о Mercedes. Так что наш прогресс – заслуга многих людей, всей группы, которую возглавляет Падди Лоу, объединяя их идеи и воплощая в новую машину.

Вопрос: Вы уже переехали в Англию?
Сергей Сироткин: Да, команда предоставила мне квартиру в Абингдоне в 14 км от базы. В Москву теперь, к сожалению, приезжаю только изредка.

Вопрос: Вы продолжаете постоянную работу с SMP Racing?
Сергей Сироткин: Безусловно, я остаюсь частью нашего коллектива SMP Racing, ко мне регулярно приезжают наши люди, и мы общаемся с руководителем программы Борисом Ротенбергом. Сейчас я целиком и полностью посвящаю себя Формуле 1, и хотя очень хочется побольше времени уделять молодым ребятам, с которыми я работал до этого, увы, это стало почти невозможно.

Вопрос: У вас будет хотя бы несколько выходных до начала сезона?
Сергей Сироткин: Да, будет буквально пара свободных дней в Барселоне до начала тестов. В это время можно будет спокойно потренироваться, не обращая внимания на все стрессы.

Вопрос: Кстати, по поводу тренировок. Вам пришлось каким-то образом корректировать свою форму?
Сергей Сироткин: Честно говоря, было бы хорошо, если бы на это у меня было больше времени. Но, к счастью, ещё до начала года была заложена хорошая основа, так что сейчас задача – просто сохранить свою физическую форму.

Вопрос: Гонщики Формулы 1 в этом смысле вынуждены решать две противоположные задачи – снижать свой вес, и при этом улучшать физическую форму…
Сергей Сироткин: Да, но, к счастью, с весом у меня нет проблем, я самый лёгкий в команде. Я вешу заметно меньше Лэнса, так что в этом плане всё нормально.

Вопрос: На симуляторе вы уже работаете с системой Halo?
Сергей Сироткин: Да, конечно. Я уже привык, будто всю жизнь с ней ездил.

Вопрос: По вашим ощущениям, она как-то влияет на видимость?
Сергей Сироткин: Нет, абсолютно. Разница только в том, что визуально у тебя над головой появляется «крыша». Верхняя дуга попадает в поле зрения, и возникает ощущение, что едешь в кабриолете. А центральное крепление настолько узкое, что его просто не замечаешь. Поверьте, Halo мешает обзору гораздо меньше, чем, например, зеркала, которые на некоторых машинах действительно перекрывают обзор и мешают видеть внутренний поребрик в повороте.

Вопрос: Надо сказать, визуально белая Halo на Williams смотрится гораздо лучше, чем прошлогодние прототипы, выкрашенные в чёрный цвет…
Сергей Сироткин: Да, так и есть. Поначалу Halo не всем понравилась, поскольку тогда машины проектировались без поправок на неё, и эта система была инородным элементом. Но сейчас, когда машина изначально спроектирована с учётом Halo, она выглядит вполне нормально. Я видел эскизы, как будут выглядеть машины в 2021 году с Halo, и я бы сказал, это очень круто. Может быть, даже лучше, чем было бы без этой системы. Будем надеяться, что Halo выполнит те задачи, которые на неё возлагаются в плане безопасности. Конечно, у неё есть свои минусы, но лично я ничего против не имею.

Вопрос: Ещё одна тема, почему-то вызвавшая много эмоций в последнее время – отказ от грид-гёрлз. Для вас вообще имеет значение, кто держит табличку с номером на стартовой решётке?
Сергей Сироткин: Для меня это не имеет абсолютно никакого значения. Я понимаю, что есть некая традиция, но честно говоря, если бы мне не сказали о том, что грид-гёрлз больше нет, я бы этого даже не заметил. На стартовой решётке необходимо держать в голове столько всего, что до грид-гёрлз дело даже не доходит.

Вопрос: Буквально вчера стало известно, что на ваше прежнее место в Renault пришёл другой российский гонщик, с которым вы прежде соперничали в GP2 – Артём Маркелов. Что вы об этом думаете, и справится ли он с этой ролью?
Сергей Сироткин: Я могу сказать очень много хорошего как про команду Renault, так и про Артёма. Справится он или не справится – не мне судить, я лишь хочу пожелать ему удачи. Он, что называется, в хороших руках, так что, уверен, ему понравится работать с этой командой. Надеюсь, этот шаг приблизит Артёма к цели, которую он перед собой ставит.

Источник F1news

Оставить ответ