На поворотах: (1957) — Pöördel — — —

Содержание

НОВАЯ СИСТЕМА НИЖНИХ ТЯГ ПОВЫШАЕТ ЭФФЕКТИВНОСТЬ РАБОТЫ КОСИЛОК DISCO НА ПОВОРОТАХ И СКЛОНАХ – Агроресурс

Компания CLAAS выводит на рынок совместную с Hans Sauter GmbH разработку – гидравлически регулируемые передние нижние тяги для комбинаций передне- и задненавесных косилок DISCO. Новейшая система позволяет значительно сократить или даже полностью исключить образование полос нескошенной травы на поворотах или при работе на склонах. Такая эффективная работа комбинированных косилочных комплексов повышает качество заготавливаемых кормов, особенно при агрегировании с тракторами, имеющими более широкие размеры шин.

На рынке уже несколько лет присутствуют задненавесные косилки с возможностью смещения положения с  помощью гидравлики. Такое решение, помимо прочего, позволяет подстраивать ширину захвата под меняющиеся условия покоса, например, при поворотах или на склонах. Точно так же гидравлические стабилизаторы нижних тяг адаптируют и передненавесные косилки под изменения траектории движения и меняющийся угол наклона. Это помогает избежать ситуаций, когда оставленная нескошенной полоса травы переезжается колесами трактора, в результате чего при прохождении данного участка задними косилочными модулями в заготавливаемую кормовую массу попадает грязь, оставленная на придавленной траве шинами.

Новая система гидравлически регулируемых нижних тяг для передненавесных косилок при повороте смещает весь модуль к центру разворота, что предотвращает появление полос нескошенной травы и, соответственно, риск их придавливания при переезде колесами трактора. Кроме того, нижние тяги также способны компенсировать  сползание комбинации на склонах.

Для оснащения косилок DISCO новой системой гидравлически регулируемых нижних тяг не требуются какие-либо дополнительные изменения в конструкцию самих навесных агрегатов и используемых с ними тракторов. Благодаря сотрудничеству CLAAS и Hans Sauter GmbH рычаги тяг легко устанавливаются на стандартные кулаки передней сцепки, что позволяет использовать систему как с новыми, так и более ранними моделями передненавесных косилок DISCO.

Максимальный диапазон смещения нижних тяг составляет 30 см в каждую сторону, а управление системой осуществляется через гидравлический разъем KENNFIXX®. В положении для транспортировки гидравлический привод тяг блокируется, и их можно складывать вверх и фиксировать как и обычные рычаги.

Сцепные устройства с гидравлически регулируемыми нижними тягами будут доступны на российском рынке с 2022 года.

Bugatti Chiron Sport потерял 20 килограмм и стал быстрее на поворотах

Кто бы сомневался, что Bugatti не остановится на одной модификации Chiron, очередь на которую уже достигает двух лет даже при запредельном ценнике. Через два года после начала производства Chiron, компания представила еще более экстремальную версию - Chiron Sport. Ему не добавляли мощности, но, благодаря целому ряду доработок, французы утверждают, что новичок значительно быстрее проходит повороты.

Суперкар получил новый аэродинамический обвес и перенастроенную, более жесткую подвеску, которая по-другому управляет амортизаторами, работающими на 10% более жестко, чем "стандартные". Новые настройки подвески активируются в режиме Handling.

Также появилась система динамического распределения крутящего момента на каждое колесо, "значительно улучшая управляемость" в поворотах и на изгибах трассы. Эти настройки активны во всех режимах.

Chiron Sport стал легче на 20 килограмм по сравнению со стандартным Chiron. Этого добились за счет использования карбона в производстве дисков, кожуха интеркулера и новых стеклоочистителей. Bugatti гордится тем, что первым в отрасли разработали стеклоочистители из карбона, которые на 77% легче обычных. Также у Chiron Sport более легкое заднее стекло и дефлектор выхлопа.

Производитель утверждает, что все эти нововведения дают Chiron Sport преимущество в 5 секунд на тестовой трассе Bugatti Nardo. Зафиксирована скорость на изгибах трассы в 200 км/ч.

"Мы разработали Chiron Sport для клиентов, которые хотят еще больше спорта и улучшенной динамики на извилистых горных трассах", - говорит Стефан Винкельманн, президент Bugatti, - "Для нас было важно сохранить уникальный характер Chiron, сочетание максимальной производительности, ускорения и максимальной роскоши, комфорта и повседневной практичности".

Bugatti также добавили новые сочетания цветов в интерьере и новые цвета кузова. В Женеве выставлен Bugatti Chiron Sport, со всеми доступными опциями, в цвете Italian Red и стоит он около 3,67 миллиона долларов. Это, похоже, самый дорогой автомобиль на Женевском автосалоне в этом году.

Математика в России на поворотах истории. Сборник статей (Д...

Демидов, С. С.

В книгу входят статьи о математических исследованиях в Петербургской академии наук в XVIII столетии, о становлении московской философско-математической школы, о выдающихся математиках школы П. Л.Чебышева, о математической Москве конца XIX -- первой трети ХХ века, о зарождении и расцвете советской математической школы -- одной из ведущих математических школ второй половины ХХ столетия.

Полная информация о книге

  • Вид товара:Книги
  • Рубрика:Математика
  • Целевое назначение:Сборники научных трудов
  • ISBN:978-5-4439-1574-6
  • Серия:Несерийное издание
  • Издательство: МЦНМО
  • Год издания:2021
  • Количество страниц:390
  • Тираж:1000
  • Формат:60х90/16
  • УДК:51(09)
  • Штрихкод:9785443915746
  • Переплет:в пер.
  • Сведения об ответственности:Сергей Демидов
  • Вес, г.:570
  • Код товара:3375056

Обогнать конкурентов на поворотах — Россия в глобальной политике

Присоединение России к Всемирной торговой организации (ВТО) уже

довольно долго является одной из самых горячих тем, вынесенных на
публичное обсуждение, однако приходится признать, что дискуссия
явно носит излишне драматический характер. Сомнения и упреки
исполнены такого пафоса, словно речь идет о событии революционном,
грозящем России непредсказуемыми и неуправляемыми
последствиями.

На мой взгляд, ничего такого уж революционного в будущем
вступлении России в ВТО нет: такой шаг полностью отвечает той
логике, в соответствии с которой страна развивается в последнее
десятилетие. Он должен окончательно продемонстрировать, что Россия
стала частью глобальной мировой экономики. И нам остается лишь
научиться применять механизмы ВТО, чтобы обернуть себе на пользу
процесс глобализации.

Российский бизнес уже испытал шоковую терапию, столкнувшись с
реалиями мировой конкуренции. Мы извлекли из этого немало полезных
уроков. Я могу судить об этом на примере металлургии. Начав
активное продвижение на внешние рынки в середине 90-х годов, мы не
только ощутили востребованность своей продукции, но и увидели,

какой жесткой может быть борьба за потребителя. В ход идут
инициирование расследований в отношении конкурентов, необоснованные
обвинения в демпинге и закрытие рынков.

Кое-кто столкнулся с проявлениями мировой конкуренции и внутри
страны. Приход в Россию крупных международных корпораций поставил
ряд наших производителей перед выбором: пытаться отстоять в
противоборстве с ними свой традиционный рынок или войти в
кооперацию. Но в любом случае никто не станет оспаривать тот факт,
что Россия в целом открыта для мирового бизнеса: товарооборот с
иностранными государствами год от года растет, его структура
постепенно расширяется. Страна заинтересована в привлечении
иностранных инвестиций, а наши компании активно осваивают западные
рынки капитала. Но главное — российское бизнес-сообщество
осознало тот факт, что успех может сопутствовать только тем, кто
так или иначе участвует в мировой экономике. Именно поэтому
российские производители активнее взялись за экспортную политику,
привлекают иностранные капиталы, а собственники, что очень

показательно, открыто заявляют: они готовы расстаться с контролем
над своими компаниями ради привлечения мировых ресурсов и
дальнейшего развития бизнеса.

Необходимость обладать тем же набором знаний, навыков и
инструментов, которые есть в распоряжении мировых гигантов,
очевидна для всех.

В том числе и для той части российского бизнеса, которая в
обозримой перспективе не видит себя участником глобального рынка.
Ведь бороться теперь приходится и за российского потребителя,
который уже весьма искушен и имеет возможность выбора практически в
любом сегменте внутреннего рынка. Повышение требований и запросов
со стороны отечественных потребителей, ориентирующихся отныне на
передовые технологии и оптимальное соотношение цены и качества,
является еще одним важнейшим признаком того, что Россия на деле
стала частью глобальной экономики.

Универсального рецепта, который помог бы бизнесу выжить в
современной конкурентной среде и повысить свою эффективность,
конечно, не существует. Но для того чтобы добиться результатов при

выработке стратегии успеха и реализации ее на практике, нам нужен
определенный набор гарантий в сфере экономического регулирования.
Иными словами, равные возможности по защите своих прав и интересов
как на внутреннем, так и на внешнем рынке, равный доступ к
механизмам государственной поддержки предпринимательства и разумное
бремя обязательств перед государством.

Пока же Россия по этим показателям отстает от других стран.
Внутри страны бизнес продолжает страдать от избыточности нормативов
и сложности процедур, выстраиваемых чиновниками. На внешних рынках
недобросовестные действия в отношении россиян зачастую остаются
просто безнаказанными. И российскому бизнесу приходится биться
головой об стену там, где его мировые конкуренты решают свои
проблемы с помощью отлаженных механизмов. Будучи фактически частью
мировой конкурентной среды, Россия не может игнорировать эту
проблему. И вступление в ВТО стоит рассматривать как один из
способов устранить имеющиеся сейчас несовершенства и пробелы в

регулировании бизнеса.

Переговоры по вступлению уже стали стимулом, который помогает
нам решить существующие проблемы. В последние годы мы наблюдаем
достаточно активный процесс разработки и принятия новых норм
регулирования, которые позволяют приводить российскую практику в
соответствие с правилами, принятыми во всем мире, сделать ее более
понятной и предсказуемой для участников рынка. И этот процесс лучше
любых звучных политических деклараций будет способствовать
интеграции России в мировое экономическое пространство.

В качестве примера таких усовершенствований стоит особо отметить
решение двух проблем, которые были давним препятствием для
российского и иностранного бизнеса. Речь идет о процедурах
сертификации и стандартизации продукции, а также о российских
таможенных правилах.

Долгое время система российских стандартов и процедура
сертификации продукции, доставшиеся нам в неизменном виде еще с
советских времен, сдерживали приход иностранных инвесторов и мешали
работе российских производителей. Иностранцев, начинавших работать
в нашей стране, например, немало шокировал тот факт, что, выпуская
свою продукцию на российский рынок, они должны были в обязательном
порядке соблюдать не только привычные стандарты по безопасности, но
и выполнять требования по форме, цвету, запаху продукта. То есть
стандартизировать то, что, по сути, является индивидуальным выбором
предпринимателя, предметом его изысканий, креативных разработок с
целью заинтересовать потребителя и обойти конкурента. Понятно
негодование производителя, которому запрещают пользоваться своими
конкурентными преимуществами, пытаясь поставить его под общую
линейку. Те же негативные эффекты наверняка испытывали на себе и
российские производители готовой продукции. Будучи связаны по рукам
и ногам отечественными стандартами, они не могли в полной мере
раскрыть свой потенциал, выходя на внешний рынок. Правда, надо
признать, что в ряде случаев жесткость внутренних стандартов
помогала россиянам с легкостью проходить процедуры сертификации на
международном рынке. Однако это отдельное преимущество все же
несопоставимо со сложностями, создаваемыми старой системой. Не
говоря уже о том, что процедуры обязательной сертификации, то есть
проверки на соответствие нашим стандартам, стали питательной средой
для коррупции со стороны контролеров. Поэтому очевидно, что наряду
с постепенным процессом унификации российских и мировых стандартов
необходимо было кардинально перестраивать всю систему.

Это и должен сделать обсуждаемый сейчас Госдумой новый закон «О
техническом регулировании», в соответствии с которым упраздняется
тотальная система сертификации, а обязательными остаются только
стандарты в области безопасности. При этом бизнесу будет
предоставлено право участвовать в разработке обязательных
стандартов. Идеи, заложенные в законе о техническом регулировании,
правительство начало обсуждать еще в середине 90-х, уже тогда стало
очевидно, насколько это важно. Но с мертвой точки дело сдвинулось
только теперь, когда появился стимул — переговоры по
вступлению в ВТО.

Другим важным шагом, сделанным не в последнюю очередь благодаря
процессу вступления в ВТО, явилась активизация работы правительства
и бизнеса над новым вариантом Таможенного кодекса. Не секрет, что
длительность, запутанность, а иногда и непредсказуемость таможенных
процедур уже давно вошла в рейтинг самых распространенных претензий
к государству со стороны участников внешнеторговой деятельности. И
только сейчас появился шанс принять кодекс, который будет содержать
нормы прямого действия, подробно опишет таможенные процедуры,
строго очертит круг полномочий таможенников, станет понятен
российским и иностранным операторам. Надеюсь, что в кодексе найдут
отражение инициативы, выдвинутые в ходе рассмотрения документа на
Рабочей группе Российского союза промышленников и предпринимателей
(РСПП) по вступлению в ВТО и реформе таможенной политики, которые
были выработаны с участием представителей правительства и
Государственного таможенного комитета. Эти предложения, в
частности, устанавливают четкие критерии для принятия таможенником
тех или иных решений, определяют закрытые перечни документов,
которые он может затребовать, и многое другое. И то, что работа над
совершенствованием кодекса наконец-то вышла на финишную прямую,
тоже связано со стимулами, которые создает процесс присоединения к
ВТО.

Напрямую связаны с ним и новые, более справедливые принципы
определения таможенной стоимости товара, которые, надеюсь, должны
появиться в главе Налогового кодекса о таможенном сборе, и новый
закон об антидемпинговых защитных и компенсационных мерах, который
позволит России защищать себя от недобросовестной конкуренции со
стороны импортеров на нашем собственном рынке.

Эти конкретные меры, по сути, являются для мирового рынка лучшим
сигналом: Россия хочет и может меняться для того, чтобы быть
полноценным и эффективным участником мировой экономики. При этом
очень важно отметить тот факт, что перемены касаются не только
государственного регулирования — сферы по определению наиболее
консервативной, но и принципов поведения самого бизнеса. По опыту
Рабочей группы РСПП я вижу, что предприниматели готовы обсуждать
проблему присоединения к ВТО не только с точки зрения
формулирования требований к правительству, но и с точки зрения
возможностей самосовершенствования, обмена опытом для повышения
конкурентоспособности. Российский бизнес не ставит вопроса о том,
стоит ли России вступать в ВТО или нет. Главный вопрос — что
предпринять для того, чтобы быть к этому готовым. Это заставляет
отказываться от иллюзий и более прагматично смотреть на перспективы
развития своего бизнеса. Российские автопроизводители, например,
теперь откровенно признаются в том, что им не под силу создать
собственный конкурентоспособный русский автомобиль, и видят свое
будущее исключительно в партнерстве с крупнейшими мировыми
концернами. Хотя еще несколько лет назад признание в том, что
России надо ориентироваться на выпуск иностранных моделей, стало бы
откровением.

И не случайно активная фаза переговоров по вступлению в ВТО
совпала с тем, что наш бизнес стал больше работать над улучшением
своей репутации в мировом сообществе. Это подтверждают и недавние
события — принятие РСПП Хартии корпоративной и деловой этики и
начало создания третейской комиссии для рассмотрения корпоративных
споров. Таким образом, мы уже можем говорить о совершенствовании
регулирующей базы и повышении ответственности бизнеса как о
внутренних преимуществах, обретенных в результате переговоров по
присоединению к ВТО и участия России в процессе глобализации.

Но не менее важны и те преимущества, которые мы сможем получить
извне. По мере того как Россия становится более открытой страной с
либеральной экономикой, мы автоматически получаем более широкий
доступ на мировой рынок. Это происходит и посредством политических
инструментов. Наиболее показательным шагом является признание за
Россией рыночного статуса в США, чего наша страна добивалась в
течении нескольких лет. А индикатором улучшения экономической
ситуации является повышение российских кредитных рейтингов.

Поэтому все то, что мы уже смогли получить, очень важно
дополнить теми инструментами, которые обеспечит нам присоединение к
ВТО. Важнейший из них — возможность защищать свои интересы на
мировом рынке и отстаивать свою правоту с помощью отлаженных
механизмов этой организации. Уже сейчас очевидно, что, не будучи
членом ВТО, Россия вполне добросовестно выполняет роль игрока на
глобальном рынке. В ряде секторов мы исповедуем даже более
либеральный подход, нежели страны-члены Всемирной торговой
организации. Так, сельское хозяйство государств Евросоюза
развивается в более тепличных условиях и пользуется куда большим
объемом прямой господдержки, чем российское. А недавняя волна
протекционистских мер на стальном рынке США и других стран вообще
поставила под сомнение их приверженность принципам свободной
торговли. Российский же рынок в этих условиях оставался едва ли не
самым незащищенным в мире.

И здесь мы сталкиваемся с оборотной стороной глобализации:
взаимозависимость мировых экономик приводит к тому, что чье-то
локальное решение становится серьезной проблемой для всех. В таких
случаях необходим комплексный подход, который можно реализовать
через механизм многосторонних консультаций в рамках ВТО.

Кроме того, нередко приходится сталкиваться с тем, что крупным
корпорациям, оказывающим серьезное воздействие на экономику своих
стран, удается проводить любые выгодные им административные
нерыночные решения. В такой ситуации российским компаниям, как и
российским чиновникам и дипломатам, бессмысленно воевать в
одиночку. Эффективным методом решения проблемы может быть только
использование авторитета международных организаций и включение их
механизмов.

В ВТО таким механизмом является специальный орган по разрешению
торговых споров, в который каждая страна-член организации вправе
подать жалобу на действия другой страны, если они выходят за
принятые рамки регулирования торговых отношений. Приговор ВТО может
обязать нарушителя отменить запрещенный прием или дает право тем,
чьи интересы ущемлены, ввести ответные меры или получить иную
компенсацию. Именно так поступил ЕС в ответ на мартовское решение
США о введении защитных мер в отношении стальной продукции. И во
многом благодаря осуждающему вердикту ВТО США уже начали резко
сокращать перечень стальной продукции, попавшей под запретительные
пошлины.

Вообще, практика работы органа ВТО по разрешению торговых споров
показала, что он способен быть механизмом обуздания нерыночных
протекционистских подходов. Однако Россия, фактически подчиняясь
правилам ВТО в торговле, увы, пока лишена возможности
воспользоваться преимуществами такой процедуры. И это особенно
обидно, учитывая, что круг наших экспортеров, страдающих от
предвзятых претензий, становится все шире. Проблемы испытывают не
только «прославившиеся» в этом смысле металлурги, но и
представители текстильной, автомобильной, химической
промышленности, производители удобрений и даже сельхозтоваров.
Достаточно вспомнить о недавно введенных ЕС квотах на российское
зерно. А для многих предприятий потеря экспортных доходов означает
серьезное ухудшение финансовых показателей, что в той или иной
степени сказывается и на уровне заработной платы сотрудников, и на
количестве рабочих мест, и на размерах налоговых отчислений. А
значит, вытеснение наших товаров с внешних рынков или невозможность
выхода на них создают комплексный негативный экономический эффект.
Поэтому необходимость отстаивания своих интересов за рубежом с
использованием всех имеющихся методов — задача для России в
высшей степени актуальная.

Еще одним важным преимуществом, которого лишена сейчас Россия,
является возможность участия в определении правил мировой
торговли.

Абсурдно, что, будучи заметным игроком на мировом рынке, Россия
подчиняется правилам, формирующимся без нее. Да, мы можем влиять на
принятие решений в отношении развития мировой экономики, участвуя,
например, в саммитах «большой восьмерки» или посредством работы в
Конференции ООН по торговле и развитию. Однако ВТО остается
площадкой, определяющей не только правила торговли, но и основные
правила хозяйствования. При этом полномочия и сфера регулирования
этой организации постепенно расширяются.

Особенно остро уже неадекватную для нас роль аутсайдера на
мировом рынке я почувствовал в прошлом году на конференции ВТО в
Дохе, где было принято решение о начале нового глобального раунда
переговоров по свободе торговли. Россиянам было отведено время лишь
для коротких пятиминутных выступлений, но, главное, мы не могли
голосовать по таким существенным для нас вопросам, как, например,
перспективы поддержки сельского хозяйства. Еще обиднее, если и
финальные решения этого раунда переговоров примут без нас. А ведь
среди сфер, которые будут затронуты в ходе нового раунда, заявлены
дальнейшая либерализация доступа на рынки услуг, регулирование
инвестиционной деятельности. Предполагается совершенствовать
действующие соглашения об антидемпинге, соглашения по субсидиям и
компенсационным мерам. Кроме того, страны-члены ВТО начнут
обсуждать подходы к регулированию энергетического рынка. Это
вопросы, по которым голос России обязательно должен быть услышан и
принят во внимание. Однако как этого добиться, не будучи членами
ВТО?

Желание стать участниками нового раунда переговоров, разумеется,
не означает, что мы должны быстро вступать в ВТО на тех условиях,
которые пока что предъявляют нам партнеры по переговорам.
Страны-члены организации порой выдвигают в адрес России требования,
не соответствующие рыночным ценностям, которые исповедует ВТО. И
объясняется это просто: претензии наших партнеров отражают
конкретные бизнес-интересы. В ряде случаев такой подход
представляет собой прямое давление на Россию с целью ослабления ее
позиций как реального конкурента на мировом рынке. Примеров
достаточно.

Взять хотя бы пресловутое требование о выравнивании внутренних и
внешних цен на энергоносители. Сегодня Россия готовится
реформировать свою энергетику. Конечная цель реформы —
установление нормальной цены, которую будет определять рынок.
Требование произвольно поднять внутренние цены на энергоносители не
укладывается ни в какие рамки цивилизованной международной
торговли. Тем не менее ряд стран именно его ставят сегодня во главу
угла. Или требование ЕС, а также ряда других государств о
присоединении России к так называемому необязательному Соглашению о
гражданской авиатехнике, которое предусматривает беспошлинную
торговлю самолетами и комплектующими к ним. По нормам ВТО
присоединение к этому соглашению — дело сугубо добровольное.
На практике это означает, что решение об участии или неучастии в
нем каждая страна принимает, исходя прежде всего из собственных
экономических интересов. России присоединение к этому соглашению
невыгодно. Зато ряду стран ВТО было бы на руку, если б мы его
подписали, и их переговорщики на этом настаивают. Можно ли это
назвать борьбой за либерализацию российской экономики? Едва ли,
скорее это напоминает недобросовестные методы борьбы с
конкуренцией.

Упорное выдвижение подобных претензий особенно странно на фоне
уверений руководителей стран-членов ВТО в том, что они ждут Россию
и готовы всячески способствовать ее вступлению. Нашим партнерам по
переговорам пора перейти от политических деклараций к практическим
шагам. Ведь Россия вступает в ВТО для того, чтобы быть равной среди
равных. Будущая роль нашей страны в этой организации, степень ее
реального влияния на процессы, происходящие в мировой торговле, во
многом будут зависеть от того, насколько сейчас, в ходе переговоров
о вступлении, мы сумеем зарекомендовать себя как страна, умеющая
отстаивать свои экономические интересы, требующая установления
равноправных отношений и уважения к себе. Поэтому сейчас задача
России — с честью пройти это испытание и доказать, что мы
готовы конкурировать на мировом рынке, имея такие же права и
возможности, как и другие его участники.

Успешно преодолеть нынешние препятствия на переговорах —
задача выполнимая. И Россия, и ее партнеры в состоянии найти
достаточно ресурсов и гибких подходов для того, чтобы развязать
переговорный узел. В частности, почему бы не начать говорить о том,
что затягивание с присоединением России к ВТО невыгодно не только
нам, но и членам этой организации? Ведь на мировой экономической
карте продолжает существовать страна с колоссальными возможностями
и потенциалом, по одному из критериев все еще не соответствующая
представлениям о надежности и инвестиционной привлекательности.

Стоит ли странам-членам ВТО из-за ряда неприемлемых требований,
которые, по сути, не соответствуют правилам этой организации,
упускать шанс получить от Москвы четкие обязательства по многим
существенным направлениям? Только после принятия Россией
обязательств, накладываемых членством в ВТО, у иностранных
компаний, желающих работать в нашей стране, появятся новые
перспективы. Затягивание с присоединением означает, что у нас
по-прежнему не будет четких дэдлайнов по либерализации конкретных
секторов экономики. А возможности западных компаний по
долгосрочному планированию своей деятельности в России останутся
ограниченными. Думаю, нам следовало бы предъявить партнерам весь
перечень рисков, которые сулит им пробуксовывание переговоров.

В чем может выражаться вклад России в глобальную экономику после
ее присоединения к ВТО? Пока мы с успехом продемонстрировали, что
являемся надежным и качественным поставщиком сырья и
энергоресурсов, вероятно, эта роль сохранится за нами и в ближайшем
будущем. Пессимисты говорят, что нам никогда не удастся прыгнуть
выше этого потолка. Но я все же верю, что Россия сможет состояться
на мировом рынке как страна-производитель товаров. Для этого у нас
есть несколько ключевых предпосылок. Прежде всего это люди —
хорошо образованные и умеющие работать специалисты, прекрасный
кадровый потенциал. Это также наш научный и технический потенциал,
который, несмотря на спад последних 10 лет, не разрушен. Важным
фактором является наличие природных ресурсов и в целом
благоприятных природно-климатических условий. Наконец, нашим
очевидным преимуществом остается низкая стоимость факторов
производства, например сырья и рабочей силы.

Но для того чтобы реализовать этот потенциал, нам необходимо
овладевать новыми технологиями, повышать качество продукции и
стремиться найти оригинальные и новаторские решения там, где
мировые производители пока бессильны.

Точно выбрав для себя такие ниши, задействовав сохранившиеся у
нас возможности, мы сможем обгонять на поворотах наших конкурентов
и постепенно увеличивать добавленную стоимость нашей продукции.
Инновационный путь развития жизненно важен для России в условиях
глобального рынка. Бизнес и власть уже подошли к пониманию
необходимости такого пути. И когда инновационная стратегия начнет
активно реализовываться и приносить свои плоды, нам как раз очень
пригодятся те инструменты по защите и продвижению наших интересов,
которые предоставит нам ВТО.

Осторожнее на поворотах!

5 мая 2016 г. 16:48

ФПА прокомментировала акт Верховного Суда по делам о нарушениях ПДД и угонах


Федеральная палата адвокатов направила в Верховный суд замечания по проекту постановления пленума ВС, который касается судебной практики по делам о нарушениях ПДД и правил эксплуатации автомобилей, а также об угоне без цели хищения.

ФПА согласилась с большинством предлагаемых ВС поправок, однако высказала отдельные замечания по тексту документа. В частности, палата адвокатов напомнила, что в силу ч.1 или 3 ст. 12.8 либо ст. 12.26 КоАП привлечение к административной ответственности за сам факт вождения в нетрезвом виде или за невыполнение требования о прохождении медосвидетельствования допускается лишь в случае, если эти действия «не содержат уголовно-наказуемого деяния».

Законодатель не допускает привлечение к двум видам ответственности за совершение одного деяния, подчеркивает ФПА. В связи с этим наличие вступившего в силу решения о привлечении к административной ответственности за сам факт управления машиной в состоянии опьянения или отказ от освидетельствования является препятствием для постановления приговора. «Иное означало бы привлечение лица к двойной ответственности за одно деяние и нарушало бы принцип non bis in idem («не дважды за одно и то же»)», - говорится в письме ФПА.

Кроме того, по мнению палаты, пункт 30 постановления следует дополнить абзацем («исходя из того, что конфискации подлежат только средства совершения преступления, принадлежащие обвиняемому, при решении данного вопроса обязательно установление их собственника»). При этом новый абзац 1 противоречит общему подходу, изложенному в абзаце 2 пункта 30 о том, что при совершении преступления по ст. 264 УК РФ автомобиль не может быть признан орудием или средством совершения преступления, считает ФПА.

Учитывая, что ст. 264.1 УК ограждает от управления транспортным средством лицо, которое ранее уже подвергалось административному наказанию за «пьяное» вождение либо имеет судимость за преступления по ч.2, 4, 6 ст. 264 УК, признать, что в этом случае оно совершает преступление при помощи автомобиля, не представляется обоснованным. В противном случае это означало бы, что признание за автомобилем орудия или средства преступления ставилось бы в зависимость не от его фактического использования, а от того в каком состоянии находится управлявшее им лицо, заключает ФПА.

Заносы на поворотах

 

Размышления над вопросами, с которых начинает свою статью Николай Поселягин, видятся самому автору принципиальными, но остаются, по его собственному признанию, преимущественно гадательными. Автор честно признается, что он «не знает», «для чего российским гуманитарным наукам нужен антропологический поворот», не знает, «как антропологический по­ворот может оказаться востребован людьми, системой координат которых является академизм», и с ходу оговаривается, что его работа есть «не утверж­дение догматов и не описание явления», а всего лишь «субъективная попытка прогноза на будущее — настолько же условная и необязательная, насколько вообще условны и необязательны бывают подобные прогнозы». Честность автора подкупает, но признание в необязательности настораживает: если по­нятие «антропологического поворота» остается уже на протяжении более чем пятнадцати лет востребованным на страницах энного количества журналь­ных и монографических работ, то зачем гадать о том, какими обстоятельст­вами определяется его актуальность? Автор ограничивает свой разбор этого понятия беглым упоминанием статей в сборнике 1996 года «The Anthro­pological Turn in Literary Studies», вышедшем по итогам одноименного кол­локвиума, состоявшегося годом ранее в Констанцском университете, а за­тем — не упоминая ничего из обширнейшей литературы на ту же тему (при том, что, например, в том же Констанце начиная с 1993 года на протяжении пяти лет осуществлялась работа в рамках большого межкафедрального про­екта «Literatur und Anthropologie», финансировавшегося авторитетным на­учным сообществом Германии — Sonderforschungsbereich[1]; я уже не говорю о дезориентирующих читателя ссылках на сравнительно случайные англо­язычные работы, в названии которых встречается словосочетание Anthropo­logical Turn, при наличии многочисленных исследований, целенаправленно посвященных «антропологизации» гуманитарных дисциплин[2]) — переходит к сравнительно недавним дискуссиям на ту же тему в журнале «НЛО». Я не призываю автора к составлению библиографически содержательного обзора уже имеющихся зарубежных работ на тему «антропологического поворота», но не могу считать такой обзор бесполезным. Будь он сделан, он по меньшей мере скорректировал бы хронологию проблемы (обсуждение которой ведется начиная не с середины 1990-х, как полагает автор, а с середины 1980-х годов). Но и это не самое главное. Руководствуясь пафосом осложнения «моноло- гизма» традиционных академических дисциплин «диалогизмом» исследо­вательских поисков в сфере гуманитарного знания, автор — при всех своих оговорках в уважении к академизму — связывает такие поиски с плодотвор­ностью «общей эпистемологической системы координат», «которую можно обозначить как субъективистскую». В научно-парадигмальной перспективе «антропологический поворот», таким образом, предсказуемо предвещает (или уже и реализует) разрушение «дисциплинарных границ», оправдывае­мое здесь же тем, что его целью и «финальным объектом» является «именно человек», а «не факты как таковые и не научные дисциплины с их границами, отделяющими одни факты от других и одни аспекты объекта от других».

Призыв изучать человека, «исследовать других, но сквозь себя, преодоле­вать субъективность восприятия с помощью субъективности же, но слегка иного рода: и "я", и "другие" — одинаково "человек в его (субъективной) социально ориентированной знаковой деятельности"» — звучит, конечно, и пылко, и политкорректно, но, на мой взгляд, несколько утопично уже по­тому, что найдется тьма-тьмущая исследователей (и я из их числа), которых волнует не «человек», а то, что имеет к нему какое-либо косвенное отношение. В этом интересе, по моему убеждению, условность и относительность на­учного познания не предполагают необязательности дисциплинарных гра­ниц, а подразумевают всего лишь понимание того обстоятельства, что любая из таких дисциплин может мыслиться как дополнительная к другим наукам о человеке. Академическая традиция в этих случаях является не обузой, а опорой в исследовании, обеспечивая посильную экспертизу исследуемого объекта на территории взаимно верифицируемых и преемственных по отно­шению друг к другу методов и «фактов», — пусть мы и осознаем, что факт, по давнему замечанию Сьюзен Лангер, есть не более (но и не менее) чем «интеллектуально сформулированное событие». Наглядности ради здесь можно было бы привести такой пример: вероятно, всякий из нас согласится с тем, что «человек производит и воспринимает ("потребляет") некоторые тексты». Но как данное правило может быть методически приложимо к ра­боте филолога, психолога, социолога и, например, физиолога? Я полагаю, что плодотворность тех исследовательских амплификаций, которые в этих слу­чаях могут быть извлечены из этого правила, заключаются в той мере обяза­тельности, которые диктуют академические методики в возможностях преимущественной фокусировки внимания на разных аспектах человеческой активности — физическом состоянии человека, производящего и/или вос­принимающего текст, психологических, экономических и медиальных об­стоятельствах отношения человека к тексту и собственно дискурсивной ор­ганизации текста. Нужно ли в этих случаях ждать, чтобы филолог сказал также и то, что должен сказать знаток физиологии? Думаю, что нет, но вот указать, что здесь есть также и то, что входит в компетенцию специалиста- физиолога и психолога, — он вполне может.

Явные или подразумеваемые похвалы по адресу пресловутого «смешения границ», по моему мнению, лишают и само понятие «антропологического по­ворота» эвристического смысла. В качестве теоретически значимого понятия «повороты» в науке обозначают некие движения в сторону тематических или методологических ориентиров, указывая на интерес гуманитариев к тем или иным новациям научной теории и практики — к изучению поведенческих, социальных, медиальных, пространственных, эмоциональных особенностей культурного потребления и человеческого взаимодействия. Это не суматош­ное метание в разные стороны. В данном же случае «антропологический поворот» подразумевает интерес к инодисциплинарным и разноконтексту- альным аспектам изучаемых явлений и событий, условно объединяемых на­званием «антропология» (которое не имеет в этих случаях строгой привязки к какой-либо одной из многих наук антропологического именования, веро­ятно, потому же и не нашедших себе дисциплинарно значимого места в про­гнозируемых Поселягиным «рамках поворота»). Поэтому и видеть в таком «повороте», как это делает автор обсуждаемой статьи, знамение «мето­дологии нарождающегося интеллектуального движения» — значит, на мой взгляд, воскрешать пафос постперестроечной культурологии — научного «тренда», объединившего различные направления и методы герменевтиче­ского истолкования исторического и культурного опыта, но в конечном счете ставшего свалкой дилетантских сочинений «на тему культуры».

Поиски ретроспективных оснований для такой методологии и того рис­кованнее: в своей статье автор называет многих и многих зарубежных и оте­чественных гуманитариев, которые только тем и едины, что они делали свое дело лучше других, детализуя и разнообразя известное, приводя доводы и вы­сказывая гипотезы, обновившие методики традиционных научных дисцип­лин изнутри самих этих дисциплин. То же самое можно сказать и о многих других авторитетных исследователях — филологах, историках, социологах, антропологах, философах, упоминаемых и не упоминаемых Поселягиным в качестве предшественников якобы наметившегося в России «антропологи­ческого поворота». Могу представить, что сказал бы, например, покойный А.И. Зайцев (которого Поселягин сравнивает с В.Э. Вацуро в их общем тя­готении к истории), если бы услышал, что его историко-культурные и фило­логические исследования характеризуются «неопределенностью» «дисцип­линарного статуса». Если такой статус кому и кажется неопределенным, то лишь тем, кто полагает, что традиционные научные дисциплины исключают какое-либо внутреннее развитие.

Не берясь судить о методологическом инструментарии, которым может обрасти «антропологический поворот» в России (соображения Поселягина выглядят на этот счет тем убедительнее, чем они неопределеннее), и о том, в чем он может выразиться в организационно-академическом и педагогиче­ском плане, я, во всяком случае, не хочу расстаться с надеждой, что он не избавит филологов, историков и т.д. от необходимости изучать основы и следовать правилам их собственных наук.

 



[2]    См., например, давние, но важные англоязычные публи­кации, посвященные экспансии антропологической тема­тики в гуманитарные исследования: Levine K. The social context of literacy. London, 1986; Literary Anthropology: A New Interdisciplinary Approach to People, Signs and Lite­rature / Ed. Fernando Poyatos. Amsterdam, 1988; Literature and Anthropology / Ed. Philip Dennis and Wendell Aycock. Lubbock, 1989; Loriggio F. Anthropology, Literary Theory, and the Traditions of Modernism // Modernist Anthropo­logy. From Fieldwork to Text / Ed. Marc Manganaro. Prin­ceton, 1990. P. 215—265; Layton R. The Anthropology of Art. Cambridge, 1991; Lee K. Literary Anthropology: Culturology of Literary Text // The Journal of English Language and Li­terature. 1991. № 37/3. P. 651—666; Collins J. Literacy and Literacies // Annual Review of Anthropology. 1995. № 24, P. 75—93; Cross-Cultural Approaches to Literacy / Ed. Brian V. Street // Cambridge Studies in Oral and Literate Cultu­re 23. Cambridge, 1993; Pecora V.P. The Sorcerer's Appren­tices: Romance, Anthropology, and Literary Theory // Mo­dern Language Quarterly. 1994. Vol. 55. № 4. P. 345—382; Barba E. The Paper Canoe. A Guide to Theatre Anthropology.

London, 1995; DanielE.V., PeckJ.M. Culture/Contexture — Explorations in Anthropology and Literature Studies. Berke­ley; Los Angeles; London, 1996.

 

Заносы на поворотах — Журнальный зал

Константин А. Богданов

 

ЗАНОСЫ НА ПОВОРОТАХ

 

Размышления над вопросами, с которых начинает свою статью Николай Поселягин, видятся самому автору принципиальными, но остаются, по его собственному признанию, преимущественно гадательными. Автор честно признается, что он «не знает», «для чего российским гуманитарным наукам нужен антропологический поворот», не знает, «как антропологический по-ворот может оказаться востребован людьми, системой координат которых является академизм», и с ходу оговаривается, что его работа есть «не утверж-дение догматов и не описание явления», а всего лишь «субъективная попытка прогноза на будущее — настолько же условная и необязательная, насколько вообще условны и необязательны бывают подобные прогнозы». Честность автора подкупает, но признание в необязательности настораживает: если по-нятие «антропологического поворота» остается уже на протяжении более чем пятнадцати лет востребованным на страницах энного количества журналь-ных и монографических работ, то зачем гадать о том, какими обстоятельст-вами определяется его актуальность? Автор ограничивает свой разбор этого понятия беглым упоминанием статей в сборнике 1996 года «The Anthro—pological Turn in Literary Studies», вышедшем по итогам одноименного кол-локвиума, состоявшегося годом ранее в Констанцском университете, а за-тем — не упоминая ничего из обширнейшей литературы на ту же тему (при том, что, например, в том же Констанце начиная с 1993 года на протяжении пяти лет осуществлялась работа в рамках большого межкафедрального про-екта «Literatur und Anthropologie», финансировавшегося авторитетным на-учным сообществом Германии — Sonderforschungsbereich[1]; я уже не говорю о дезориентирующих читателя ссылках на сравнительно случайные англо-язычные работы, в названии которых встречается словосочетание Anthropo—logical Turn, при наличии многочисленных исследований, целенаправленно посвященных «антропологизации» гуманитарных дисциплин[2]) — переходит к сравнительно недавним дискуссиям на ту же тему в журнале «НЛО». Я не призываю автора к составлению библиографически содержательного обзора уже имеющихся зарубежных работ на тему «антропологического поворота», но не могу считать такой обзор бесполезным. Будь он сделан, он по меньшей мере скорректировал бы хронологию проблемы (обсуждение которой ведется начиная не с середины 1990-х, как полагает автор, а с середины 1980-х годов). Но и это не самое главное. Руководствуясь пафосом осложнения «моноло- гизма» традиционных академических дисциплин «диалогизмом» исследо-вательских поисков в сфере гуманитарного знания, автор — при всех своих оговорках в уважении к академизму — связывает такие поиски с плодотвор-ностью «общей эпистемологической системы координат», «которую можно обозначить как субъективистскую». В научно-парадигмальной перспективе «антропологический поворот», таким образом, предсказуемо предвещает (или уже и реализует) разрушение «дисциплинарных границ», оправдывае-мое здесь же тем, что его целью и «финальным объектом» является «именно человек», а «не факты как таковые и не научные дисциплины с их границами, отделяющими одни факты от других и одни аспекты объекта от других».

Призыв изучать человека, «исследовать других, но сквозь себя, преодоле-вать субъективность восприятия с помощью субъективности же, но слегка иного рода: и "я", и "другие" — одинаково "человек в его (субъективной) социально ориентированной знаковой деятельности"» — звучит, конечно, и пылко, и политкорректно, но, на мой взгляд, несколько утопично уже по-тому, что найдется тьма-тьмущая исследователей (и я из их числа), которых волнует не «человек», а то, что имеет к нему какое-либо косвенное отношение. В этом интересе, по моему убеждению, условность и относительность на-учного познания не предполагают необязательности дисциплинарных гра-ниц, а подразумевают всего лишь понимание того обстоятельства, что любая из таких дисциплин может мыслиться как дополнительная к другим наукам о человеке. Академическая традиция в этих случаях является не обузой, а опорой в исследовании, обеспечивая посильную экспертизу исследуемого объекта на территории взаимно верифицируемых и преемственных по отно-шению друг к другу методов и «фактов», — пусть мы и осознаем, что факт, по давнему замечанию Сьюзен Лангер, есть не более (но и не менее) чем «интеллектуально сформулированное событие». Наглядности ради здесь можно было бы привести такой пример: вероятно, всякий из нас согласится с тем, что «человек производит и воспринимает ("потребляет") некоторые тексты». Но как данное правило может быть методически приложимо к ра-боте филолога, психолога, социолога и, например, физиолога? Я полагаю, что плодотворность тех исследовательских амплификаций, которые в этих слу-чаях могут быть извлечены из этого правила, заключаются в той мере обяза-тельности, которые диктуют академические методики в возможностях преимущественной фокусировки внимания на разных аспектах человеческой активности — физическом состоянии человека, производящего и/или вос-принимающего текст, психологических, экономических и медиальных об-стоятельствах отношения человека к тексту и собственно дискурсивной ор-ганизации текста. Нужно ли в этих случаях ждать, чтобы филолог сказал также и то, что должен сказать знаток физиологии? Думаю, что нет, но вот указать, что здесь есть также и то, что входит в компетенцию специалиста- физиолога и психолога, — он вполне может.

Явные или подразумеваемые похвалы по адресу пресловутого «смешения границ», по моему мнению, лишают и само понятие «антропологического по-ворота» эвристического смысла. В качестве теоретически значимого понятия «повороты» в науке обозначают некие движения в сторону тематических или методологических ориентиров, указывая на интерес гуманитариев к тем или иным новациям научной теории и практики — к изучению поведенческих, социальных, медиальных, пространственных, эмоциональных особенностей культурного потребления и человеческого взаимодействия. Это не суматош-ное метание в разные стороны. В данном же случае «антропологический поворот» подразумевает интерес к инодисциплинарным и разноконтексту- альным аспектам изучаемых явлений и событий, условно объединяемых на-званием «антропология» (которое не имеет в этих случаях строгой привязки к какой-либо одной из многих наук антропологического именования, веро-ятно, потому же и не нашедших себе дисциплинарно значимого места в про-гнозируемых Поселягиным «рамках поворота»). Поэтому и видеть в таком «повороте», как это делает автор обсуждаемой статьи, знамение «мето-дологии нарождающегося интеллектуального движения» — значит, на мой взгляд, воскрешать пафос постперестроечной культурологии — научного «тренда», объединившего различные направления и методы герменевтиче-ского истолкования исторического и культурного опыта, но в конечном счете ставшего свалкой дилетантских сочинений «на тему культуры».

Поиски ретроспективных оснований для такой методологии и того рис-кованнее: в своей статье автор называет многих и многих зарубежных и оте-чественных гуманитариев, которые только тем и едины, что они делали свое дело лучше других, детализуя и разнообразя известное, приводя доводы и вы-сказывая гипотезы, обновившие методики традиционных научных дисцип-лин изнутри самих этих дисциплин. То же самое можно сказать и о многих других авторитетных исследователях — филологах, историках, социологах, антропологах, философах, упоминаемых и не упоминаемых Поселягиным в качестве предшественников якобы наметившегося в России «антропологи-ческого поворота». Могу представить, что сказал бы, например, покойный А.И. Зайцев (которого Поселягин сравнивает с В.Э. Вацуро в их общем тя-готении к истории), если бы услышал, что его историко-культурные и фило-логические исследования характеризуются «неопределенностью» «дисцип-линарного статуса». Если такой статус кому и кажется неопределенным, то лишь тем, кто полагает, что традиционные научные дисциплины исключают какое-либо внутреннее развитие.

Не берясь судить о методологическом инструментарии, которым может обрасти «антропологический поворот» в России (соображения Поселягина выглядят на этот счет тем убедительнее, чем они неопределеннее), и о том, в чем он может выразиться в организационно-академическом и педагогиче-ском плане, я, во всяком случае, не хочу расстаться с надеждой, что он не избавит филологов, историков и т.д. от необходимости изучать основы и следовать правилам их собственных наук.

 

Синонимов при повороте, антонимов при повороте | Тезаурус Мерриам-Вебстера

Тезаурус

Синонимы и антонимы слова

cornering 1 как в ковш , богартинг

Синонимы и близкие синонимы к поворот

2 как в приближается к , - из

Синонимы и близкие синонимы для поворот

Антонимы и ближние антонимы для поворота

См. Определение словаря

Разница между обработкой и прохождением поворотов

Обработка и прохождение поворотов часто используются для описания одних и тех же характеристик транспортного средства / водителя, но это две разные проблемы.

Поворот на повороте

Прохождение поворотов - это величина центробежной силы, которую может создать автомобиль, измеряется в g и выражается как боковое ускорение.

Прохождение поворотов - это измерение силы, действующей на центр тяжести автомобиля. Эта сила называется боковым ускорением и измеряется в G. Чем выше G, тем больше силы может поглотить автомобиль, что, в свою очередь, означает, что водителю доступно больше мощности на повороте.

При тестировании транспортных средств большинство автомобильных журналов измеряют способность преодолевать повороты, проезжая автомобиль по противоскользящей площадке, которая представляет собой круг с известным радиусом.Водитель будет увеличивать скорость транспортного средства до тех пор, пока он не сможет удерживать транспортное средство в центре радиуса. Для обеспечения точных результатов магазины оборудуют автомобили компьютерами, которые измеряют поперечное ускорение / силу при прохождении поворотов.

В качестве примера мощности на поворотах; в статье Motor Trend, у Dodge Charger в полицейском пакете было измерено, что боковое ускорение / мощность на поворотах составляет 0,84 г (высокий показатель для седана).

Погрузочно-разгрузочные работы

Управляемость можно квалифицировать и количественно оценить как то, как автомобиль реагирует на водителя, управляемость выражает управляемость.

Управляемость определяется как то, как автомобиль реагирует на водителя, управляемость выражает управляемость и означает, что автомобиль и водитель работают вместе.

В недавней статье, опубликованной в публикации Car and Driver, инженеры нескольких производителей автомобилей сказали это об определении управляемости. (В скобках мои мысли / мнения)

  • Управляемость - это предсказуемость - автомобиль должен быть устойчивым до предела сцепления
    (предел сцепления такой же, как предел его силы на поворотах)
  • Обработка: что происходит, когда автомобиль достигает предела сцепления?
    (Что делает автомобиль на пределе мощности на поворотах?)
  • Когда машина начинает терять сцепление с дорогой - сцепление не должно падать с края обрыва (не должно быть сюрпризом)
  • Управляемость - это общение между водителем и автомобилем: хорошая управляемость линейна.
    (Автомобили с хорошей управляемостью сообщают о приближении к пределу сцепления - хорошие водители понимают это общение - хорошие инструкторы по вождению учат своих учеников понимать общение между автомобилем и водителем)

Все инженеры говорят одно и то же: то, что происходит с выходной мощностью автомобиля, достигающей предела мощности на повороте или приближающейся к нему, определяет управляемость.

Прохождение поворотов 101: основы - BikesRepublic

Овладейте искусством безупречного прохождения поворотов на своем велосипеде с помощью этих простых шагов.

Подумайте о прохождении поворотов на гоночном велосипеде, и обычно на ум приходят экстремальные углы наклона и скрежет коленом.

На самом деле, даже на трассе, эти напряженные и радостные моменты на максимальном наклоне длятся недолго, и с точки зрения быстрой и качественной езды они совсем не важны. Гораздо более значительным, чем краткий героический поворот в середине, является ВХОД, и ВЫХОД из угла.

Выйдите на поворот с правильной скоростью, и все станет намного проще.

Входная скорость
Выходная скорость, вероятно, более важна для времени прохождения круга, но для качественного прохождения поворотов мало что важнее, чем входная скорость. Слишком быстро, и остаток поворота проходит в стрессовой ситуации, пытаясь сбросить лишнюю скорость и восстановить дорожное положение.

Слишком медленно - предпочтительнее, но это может привести к своим опасностям в стремлении восстановить потерянную скорость. Если вы теряете слишком большую скорость, вы в конечном итоге резко дросселируете после поворота, чтобы восстановить позицию и рискуете получить хайсайд.По идее оставить его FLOWING .

Перенос веса спереди важен для захвата передней части.

Толкаем вперед
В большинстве поворотов нужно заранее замедляться. Даже если приближение к повороту дороги подразумевает не что иное, как откатывание дроссельной заслонки вместо резкого торможения, это означает, что байк все равно входит в поворот с большей нагрузкой на переднюю шину, чем на заднюю.

Это ХОРОШАЯ ВЕЩЬ , потому что он дает переднему колесу дополнительное сцепление, поскольку оно справляется с задачей поворачивать байк.По мере увеличения скорости прохождение поворотов становится более резким, а также возникает риск перегрузки передней части и ее скольжения. Гонщики ищут это движение спереди, всегда пытаясь найти предел на каждом круге.

Однако для шоссейных гонщиков приоритеты при входе в поворот противоположны этому, потому что последнее, что вам нужно, - это найти предел, при котором передняя шина входит в поворот, окруженный всевозможными опасностями, такими как деревья и автомобили.

На трассе вы обнаружите, что прикладываете больше усилий, чем при езде по дороге.

Использование своего тела
Расслабьтесь, позвольте потоку течь, позвольте велосипеду делать свою работу. Все это общие и полезные советы, но они игнорируют тот факт, что изменение направления движения высокоскоростного мотоцикла отнимает много энергии от гонщика и машины. Не нужно цепляться за дорогую жизнь, просто нужно крепко держаться руками и ногами, позволяя уверенно управлять машиной на поворотах.

Очень важно заставить велосипед быстро повернуть. Вы можете сделать это, нажав правую штангу вперед, чтобы повернуть направо, и левую штангу вперед, чтобы повернуть налево - контррулевое управление.Затем, когда у вас будет правильный угол наклона, пора расслабиться, по крайней мере, руками. Лучше всего расслабиться, когда вы лучше почувствуете, что делает велосипед.

Гонщики работают больше с ногами, чем руками, так как они никогда не сидят на сиденье, к тому же они всегда толкают подножки для управления и контроля. Гонщики могут позволить себе меньше работать ногами, но давление на подножки позволяет плавно перемещать вес вокруг велосипеда.

Национальный гонщик Азлан Шах показывает, как это правильно.

Пусть осядет
Когда байк входит в поворот, нагрузка на шины и положение велосипеда значительно меняются. При приближении к повороту большая часть веса приходится на переднюю часть, что означает сжатие передней подвески. Когда тормоза отпускаются и байк наклоняется в поворот, вес постепенно переносится на заднюю часть.

При открытии дроссельной заслонки еще больший вес уйдет назад. Это смещение веса приведет к перемещению подвески, при этом передняя подвеска выдвигается, когда вес перемещается назад, при этом задний амортизатор сжимается, при этом все время поглощая неровности.По мере того, как силы, действующие на шину, изменяются, байку требуется время, чтобы привыкнуть к новому положению наклона в повороте.

В гонках часто можно увидеть легкое изменение языка тела, когда гонщик понимает, что байк занял положение в повороте, и он может начать следующий этап - подготовку к выезду. То же самое и с шоссейными гонщиками - полный наклон достигается только после того, как байк успевает успокоиться.

11 советов по лучшему прохождению поворотов - быстрее проходим повороты

Точная настройка навыков прохождения поворотов сделает вас быстрее и безопаснее. Вот наши советы, как это сделать.

1. Оцените угол

При приближении к повороту вам необходимо оценить, с какой скоростью вы сможете его преодолеть. Насколько это плотно? Вы можете видеть вокруг? Какое покрытие дороги? Есть ли сливные крышки? Насколько широка дорога? Какие условия? Есть трафик?

Вы можете просто крутить педали на пологих поворотах, но вам нужно будет отрегулировать скорость и технику для крутых поворотов, особенно если дорожное покрытие или условия плохие.

2. Попади на дроп

Возьмите в руки дропы для крутых поворотов, потому что это ваша самая устойчивая посадка при езде, которая снижает центр тяжести и добавляет некоторый вес передней части велосипеда. Крепко держите руль, но не хваткой до белых суставов.

Ознакомьтесь с нашими советами по спуску здесь.

3. Тормозите раньше

Вы, наверное, слышали, что вам следует полностью тормозить перед поворотом, а не во время поворота, и мы согласны с тем, что в идеальном мире вы бы поступили именно так. Однако иногда вам нужно продолжать торможение на спусках (особенно на шпильках), иначе вы наберете слишком большую скорость, чтобы обойти.

Кроме того, иногда вы обнаруживаете, что неизвестный поворот становится все более крутым по мере того, как он продолжается, или вы просто неправильно оцениваете угол и обнаруживаете, что едете слишком быстро, когда находитесь на полпути; все мы делаем ошибки. Любое торможение на повороте должно быть максимально плавным и легким, потому что на нем гораздо легче скользить, чем на прямом и вертикальном велосипеде.

4. Переключить передачу

Если это крутой поворот и вам придется прекратить крутить педали, используйте последние несколько секунд подхода, чтобы переключиться на желаемую передачу при выходе.

5. Найдите выход

Смотри, куда ты хочешь пойти. Не спускайте глаз с точки, где вы хотите выйти из поворота, и ваше тело естественным образом отрегулирует наклон, рулевое управление и линию, чтобы убедиться, что вы идете туда. Это может быть сложно, но если вы нервничаете из-за того, что не дойдете до поворота и не окажетесь в канаве, постарайтесь не сосредотачиваться на этой канаве или именно там, где вы можете оказаться.

6. Широкий, вершинный, широкий

Классическая линия - это широкая линия перед углом, прорезь в вершине, а затем снова широкая линия на выходе. Это удлиняет угол, поэтому вам не нужно ехать под таким крутым углом, что позволяет вам переносить большую скорость через другую сторону и выходить из нее. Ясно, что вы должны быть очень осторожны при изменении своего положения относительно обочины, и мы не предлагаем вам свернуть на неправильную сторону дороги.

На рис.1 (ниже) показан гонщик, который делает левый поворот, не свернув на противоположную сторону дороги (в такой стране, как Великобритания, где мы едем слева).

На рис. 2 (ниже) показан гонщик, который делает поворот вправо, не свернув на противоположную сторону дороги (в такой стране, как Великобритания, где мы едем по левой стороне).

Иногда в этой широкой вершине и широкой линии нет необходимости. Для быстрых и медленных поворотов часто бывает быстрее провести кратчайшую линию внутри поворота.

7. Наклонитесь

Вы естественно наклоняетесь при повороте. Чем круче угол и чем быстрее вы его принимаете, тем больше вам придется наклоняться.Вы можете быть удивлены тем, насколько сильно вы можете наклониться в сухих условиях с хорошими шинами, но имейте в виду, что вы потеряете сцепление намного раньше, если дорога влажная, масляная или гравийная, и иногда эти факторы трудно определить заранее.

8. Отсортируйте положение коленвала

Если вы перестали крутить педали для поворота, установите внутреннюю педаль в положение «12 часов», а внешнюю педаль - в положение «6 часов», чтобы обеспечить себе максимальный зазор при наклоне. Заземление педали - плохая новость.Надавите всем своим весом на внешнюю педаль. Ускоряйтесь только после того, как появится достаточный зазор, и вы уверены, что подача мощности не заставит заднее колесо соскользнуть.

9. Колеса не перекрывать

Перекрытие заднего колеса другого гонщика может вызвать проблемы, если он повернет за угол по другой линии от вас. Лучше не торопиться, чтобы избежать столкновений.

Прочтите наши советы по лазанию.

10. И расслабьтесь!

Легче сказать, чем сделать расслабление, но ваше прохождение поворотов определенно улучшится, если вы сможете сохранять спокойствие, плавно двигаться и ясно мыслить.Если быстрое прохождение поворотов вызывает у вас страх, немного сбавьте скорость и постепенно развивайте свои навыки. Вы будете больше расслабляться, когда обретете уверенность.

11. Практика ведет к совершенству

Если вы стремитесь улучшить свои навыки, найдите извилистый участок дороги без движения и пройдите по нему несколько раз, постепенно пытаясь улучшить свои показатели. Возможно, сделайте короткое замыкание. Работайте над правильной скоростью приближения, улучшайте торможение, наклоняйте байк и выбирайте стропы. Попробуйте повороты под разными углами, а также повороты под гору и под гору.

Загнание рынка в угол - определение, как это работает, пример

Что означает загибание рынка в угол?

Угловой рынок - это получение и владение / владение достаточным количеством акций, активов или товаров для эффективного контроля рыночной цены на указанные товары. Он предполагает получение наибольшей доли рынка без превращения в монополию Монополия Монополия - это рынок с одним продавцом (называемым монополистом), но со многими покупателями.На совершенно конкурентном рынке, который включает.

Как это работает

Есть несколько способов попытаться завоевать рынок. Самый простой подход - купить и накопить большой процент определенного товара. В частности, в области торговли фьючерсами преодолеть поворот легче, чем на любом другом рынке. Загонщик может купить огромное количество фьючерсных контрактов Фьючерсный контракт Фьючерсный контракт - это соглашение о покупке или продаже базового актива на более поздний срок по заранее определенной цене. Он также известен как производный инструмент, потому что стоимость будущих контрактов определяется базовым активом. Инвесторы могут приобрести право купить или продать базовый актив позднее по заранее определенной цене. для определенного товара, завышая цену и, в конечном итоге, пытаясь продать и принести огромную прибыль.

Большинство компаний стремятся захватить свои рынки, чтобы получить большую прибыль. Компания XYZ может пожелать взимать больше за продукт или линейку товаров.Загоняя рынок в угол, получая необходимое предложение товара, они могут брать столько, сколько хотят, не опасаясь потерять значительный бизнес из-за повышения цен.

Недостатки ориентации на рынок

Несмотря на широкое распространение в торговле сырьевыми товарами, добиться успеха на рынке сложно. Загонщики обычно прогибаются под давлением своего собственного роста. Это мощная позиция, и большинству компаний не хватает инфраструктуры или средств, чтобы успешно справиться с трудностями. Когда попытка прохождения поворота известна многим сторонам, это становится намного более трудным из-за внезапного давления со стороны других компаний в том же пространстве, сопротивляющихся действиям на повороте.

Правительство также может вмешаться, чтобы предотвратить поворот. Например, marginProfit Margin В бухгалтерском учете и финансах маржа прибыли является мерой прибыли компании по отношению к ее выручке. Три основных требования к показателям маржи прибыли для товарных фьючерсных контрактов могут быть значительно увеличены, и начинающему игроку может не хватить средств, чтобы внести дополнительную маржу, необходимую для удержания своей позиции.Затем они фактически вынуждены продать часть своих активов.

Пример выхода на рынок

Предположим, цель состоит в том, чтобы завоевать рынок лесоматериалами от Лесозаготовительной компании A. Акции компании должны закупаться в больших количествах и храниться. Покупка такого количества акций мгновенно приводит к росту цены. Рост цен обычно привлекает больше покупателей. Это приводит к увеличению спроса, а значит, и к еще большему росту цен.

Неестественный рост цен позволяет загонщикам начать распродажу накопленных акций.Открытие короткой позиции в такой момент в значительной степени является само собой разумеющимся, потому что загонщик знает, что как только акции возвращаются на рынок, органическое предложение и спрос, предложение и спрос. Законы спроса и предложения являются микроэкономическими концепциями, которые утверждают, что на эффективных рынках, количество поставленного товара и количество сил вернутся, и цены снова упадут.

Почему загнать рынок в угол - это незаконно

Проще говоря, загнать рынок в угол незаконно, потому что это совершенно несправедливо и манипулятивно.Преимущество принадлежит исключительно физическому или юридическому лицу, выполняющему поворот. По сути, они обладают исключительным правом устанавливать цену на «загнанный в угол» товар, что потенциально может вывести из строя другие предприятия в том же пространстве.

Другие компании теряют способность функционировать и конкурировать за бизнес. Эта практика, поскольку она неестественно завышает цены, также вредна для экономики в целом. В результате Комиссия по ценным бумагам и биржам (SEC) Комиссия по ценным бумагам и биржам (SEC) Комиссия по ценным бумагам и биржам США, или SEC, является независимым агентством федерального правительства США, которое отвечает за выполнение федеральных законов о ценных бумагах и предложение правил по ценным бумагам. .Он также отвечает за обслуживание отрасли ценных бумаг, а фондовые и опционные биржи обычно отслеживают, сколько акций конкретной ценной бумаги приобретает одна и та же сторона.

Война с выходом на поворот

Рынок обычно предоставляет способ естественным образом исправить любые попытки прохождения поворота. По сути, загонщики устанавливают цену на товар, который они загоняют в угол. Однако, когда сторона, совершающая поворот, становится известна публике, эта сущность становится уязвимой.

Угроза данному рынку встречает противоположные позиции, действующие стеной против загонщика. Это начинает снижать стоимость акций, которыми владеет загонщик. В этом случае «загонщик» сталкивается с трудностями при выходе из своей позиции без снижения цен.

Последнее слово

Загонять рынок в угол совершенно незаконно. Это дает явно несправедливое преимущество для загонщиков, позволяя им манипулировать ценами для получения прибыли. В большинстве случаев попытки прохождения поворотов оказываются безуспешными, так как силы оппозиции наталкиваются на встречного, ослабляя его позицию.

Дополнительные ресурсы

CFI - официальный провайдер программы сертификации аналитика финансового моделирования и оценки (FMVA) ™. Стань сертифицированным аналитиком финансового моделирования и оценки (FMVA) ®, призванной превратить любого в финансового аналитика мирового уровня .

Чтобы продолжать изучать и развивать свои знания в области финансового анализа, мы настоятельно рекомендуем дополнительные ресурсы CFI, указанные ниже:

  • Market PowerMarket PowerMarket Power - это мера способности компании успешно влиять на ценообразование на свои продукты или услуги в общая торговая площадка. Такие факторы, как характер спроса и препятствия для входа в отрасль, влияют на рыночную власть.
  • Хищническое ценообразование Хищническое ценообразование Стратегия хищнического ценообразования, термин, обычно используемый в маркетинге, относится к стратегии ценообразования, при которой товары или услуги предлагаются по очень низкой цене.
  • Торговые механизмы Торговые механизмы Торговые механизмы относятся к различным методам торговли активами. Двумя основными типами торговых механизмов являются торговые механизмы на основе котировок и заявок.
  • Типы рынков - дилеры, брокеры, биржи Типы рынков - дилеры, брокеры, биржи Рынки включают брокеров, дилеров и биржевые рынки.Каждый рынок работает с разными торговыми механизмами, которые влияют на ликвидность и контроль. Различные типы рынков позволяют использовать разные торговые характеристики, описанные в этом руководстве.

Как загнать в угол на велосипеде

Как профессиональный велосипедист, я много работал, чтобы улучшить свои навыки прохождения поворотов. Во время этапа Тура Британии я вспомнил, что за 400 метров до линии был поворот. Я атаковал рано, пробил угол и открыл брешь. Я победно поднял руки на финише, но мне сказали, что этот жест противоречит правилам.В перерыве меня вылетели на последнее место, но я наслаждался тем, что моя стратегия сработала.

Хорошие навыки прохождения поворотов нужны не только профессионалам. Научиться правильно проходить повороты на велосипеде - важный навык, которым должен обладать велосипедист любого уровня. Речь идет не только о том, чтобы ехать быстрее - правильное прохождение поворотов - это лучший контроль над вашим велосипедом, что делает вашу поездку более безопасной и приятной.

«Уверенность в своих способностях прохождения поворотов позволит вам получать больше удовольствия от езды», - говорит Нил Хендерсон, тренер по велоспорту и триатлону более 20 лет, который работал тренером по велоспорту в США.Олимпийская сборная в 2012 и 2016 годах. «Если вам когда-нибудь представится возможность подняться на большие горы, в большинстве случаев это не прямые линии. У них есть обратные пути и повороты, поэтому, как только вы начнете спускаться, вам придется полагаться на эти навыки, чтобы получить удовольствие от спуска ».

Прохождение поворотов требует практики, так что наберитесь терпения и продолжайте. Но как только вы почувствуете мощь и контроль правильно сделанного поворота, нет ничего лучше. Вот несколько техник, которые мне помогли, а также советы, основанные на многолетнем опыте Хендерсона.

Торможение Раннее

На спусках или скоростных поворотах полностью тормозите перед поворотом. «Ваш контроль скорости должен быть выполнен - ​​наиболее эффективно и безопасно - до того, как вы начнете поворот», - говорит Хендерсон. «Если вы одновременно поворачиваете и тормозите, у вас гораздо больше риска потерять сцепление с дорогой, поскользнуться, разбиться и т. Д. Поэтому очень важно контролировать скорость еще до того, как вы начнете поворот».

Вы также захотите подумать о торможении раньше, чем обычно, перед поворотом при езде по мокрой дороге, даже с дисковыми тормозами. «Дело не только в силе тормоза, это в том, что шина удерживает контакт с землей, а не скользит или буксует», - говорит Хендерсон. «При торможении важно использовать как передний, так и задний тормоз». Ослабление тормозов, техника легкого и быстрого чередования нажатия и отпускания тормозов, может помочь вам контролировать скорость лучше, чем нажатие на тормоза.

Смотрите, куда вы хотите пойти

Проходя поворот, вы должны смотреть в том направлении, в котором хотите идти.Это поможет вам сохранить плавную линию. Кроме того, это помогает контролировать, куда вы в конечном итоге пойдете. «Ваши глаза всегда указывают путь», - говорит Хендерсон. «Если вы когда-нибудь будете делать медленные обратные пути, например, подниматься по трассе для горного велосипеда, вам очень важно, чтобы ваши глаза указывали путь». Перемещая взгляд, ваш велосипед будет следовать за вами.

Тревор Рааб

[ Гравий! подготовит вас со всем, что вам нужно знать, чтобы разбить его. , гравий или трещины, из-за которых вы можете поскользнуться.Хендерсон говорит, что полезно практиковаться в катании на разных покрытиях. После того, как вы узнаете, какие условия вождения в конкретном повороте, вы можете каждый раз постепенно увеличивать скорость.

«Если вы едете на горном велосипеде или гравийном велосипеде, вы знаете, что местность гораздо более изменчива, и то, как вы поворачиваете и поворачиваете на этих разных поверхностях, действительно различается», - говорит Хендерсон. «Таким образом, вы не можете использовать одну и ту же технику во всех велосипедных дисциплинах из-за поверхностей, по которым вы едете. Грязь, камни, пыль, гравий - все они по-разному обрабатывают углы.”

Добавьте дождь, и это еще больше изменит ваш подход. Окрашенные линии, крышки люков и масляное покрытие становятся скользкими во влажных условиях. Мокрые дороги преувеличивают все, что вы делаете. Торможение при наклоне велосипеда приведет к более легкому заносу, а при резком повороте колеса могут проскальзывать - так что притормози.

Настройки вашего велосипеда также играют здесь роль, говорит Хендерсон: «Какие шины вы используете во влажную погоду и какое давление вы используете, влияет на то, с какой скоростью вы сможете выдержать данный поворот.Таким образом, более широкая шина при более низком давлении сможет двигаться с немного большей скоростью, чем более узкая шина и более высокое давление ».

Измените свой вес и уменьшите размер велосипеда

Распределение веса имеет решающее значение. Чтобы не соскользнуть, утяжелите переднее колесо, положив руки на выступ руля, согнув локти. Не пытайтесь крутить педали в углу.

Тревор Рааб

«На шоссейном велосипеде, как правило, вы хотите быть на спусках, чтобы максимально контролировать ситуацию в повороте.Это также меняет положение вашего тела, центр масс и нагрузку на переднее и заднее колесо », - говорит Хендерсон. «Если у вас недостаточно веса на переднее колесо, вы можете вымыть переднее колесо. На горном велосипеде подумайте немного больше о положении готовности, когда вы согнуты в локтях ».

Затем надавите внешней рукой и ногой, создавая изгиб, как при повороте на лыжах. «Мы хотим, чтобы внутренняя ступня была поднята, а внешняя - опущена, и давила на внешнюю ступню - утяжеляя внешнюю ступню, наклоняясь в направлении, в котором вы поворачиваете», - говорит Хендерсон.

Отпустите тормоза и начните поворот, наклонив велосипед, а не свое тело, в поворот. Это можно сделать, слегка надавив внутренней рукой; некоторые называют это противодействием. Если поворот крутой или ваша скорость увеличивается, наклоните байк дальше, и наоборот.

«Прохождение поворота - это не поворот руля», - говорит Хендерсон. «Если вы не едете очень медленно или на трехколесном велосипеде, вы действительно не поворачиваете так. Да, вы можете немного поворачивать руль, но повороты и повороты больше связаны с переносом веса тела.”

Нацельтесь на внутреннюю часть

Вырежьте плавную дугу через вершину или внутреннюю часть поворота. Начните с внешней стороны угла, рядом с центральной линией. Нацельтесь на внутреннюю часть поворота, затем выйдите как можно дальше наружу. Не переходите двойную желтую линию, если едете по дороге.

«Чтобы обеспечить максимальную скорость, подумайте о следующем: внешняя установка, сжатие на вершине поворота, а затем возвращение наружу, чтобы уменьшить радиус поворота ... снаружи, внутри, снаружи», - говорит Хендерсон.«Итак, вы используете большую часть дороги с бокового восприятия. Таким образом вы уменьшите радиус поворота ».

Тревор Рааб

Когда вы выходите из поворота, постепенно выпрямляйте байк, пока он не встанет в вертикальное положение, затем снова начинайте крутить педали.

Если вы едете по извилистой дороге или по поворотной дороге слева направо, вам нужно подумать о настройке одного поворота на следующий, - говорит Хендерсон. «Что касается скорости, мы должны заранее подготовиться к последовательным поворотам.

Практика ведет к совершенству


Теперь, когда у вас есть эти советы, пора применить их на практике. Хендерсон предлагает потренироваться на более мягкой поверхности, например на траве, пока вы не освоитесь. Вы можете ехать не так быстро, но вы все равно можете потренироваться наклонять байк и проходить повороты, не поворачивая руль. Когда почувствуете, что готовы, начинайте тренироваться на асфальте.

Набор мини-конусов Kwik Goal из 25 штук

На стоянке вы можете использовать бутылки с водой или конусы для навыков, чтобы устроить трассу для мини-слалома.«Начните с прямой и тренируйтесь, соединяя повороты слева направо», - говорит Хендерсон. «Чтобы сделать это более сложным, компенсируйте их, чтобы у вас был более крутой поворот для каждого из них. И снова начинайте медленно и постепенно наращивайте скорость ». По мере того, как вы поправляетесь, отрабатывайте более сложные повороты.

Как только вы это освоите, есть еще много чего, над чем можно поработать, особенно если вы заинтересованы в гонках. Хендерсон рекомендует практиковать эти движения, следуя за другим велосипедистом или рядом с ним, а затем в большой группе, чтобы привыкнуть к людям по обе стороны от вас.

Тревор Рааб

Когда вы едете в группе, есть вероятность, что вы не проехали по оптимальной траектории при прохождении поворота. «Вы не можете просто выбрать самую быструю линию, вы должны следить за тем, что происходит перед вами, а также за тем, что происходит позади вас. Если вы хотите двигаться по своей собственной линии с высокой скоростью, то двигайтесь вперед или спускайтесь сзади », - говорит Хендерсон.

Этот контент создается и поддерживается третьей стороной и импортируется на эту страницу, чтобы помочь пользователям указать свои адреса электронной почты.Вы можете найти больше информации об этом и подобном контенте на сайте piano.io.

Определение угла

Что такое угол?

При инвестировании или торговле угол - это действие, когда одна организация получает контрольный пакет акций компании, акций, товаров или других ценных бумаг, чтобы они могли манипулировать ценой. Попадание в угол может произойти с конкретной ценной бумагой или рынком, если отдельное лицо или группа людей установили значительную степень контроля.Другой термин для обозначения поворота - манипулирование рынком. В большинстве случаев угон и манипулирование рынком являются незаконными.

Ключевые выводы

  • В контексте инвестирования угол означает, что физическое лицо, группа или бизнес получает контроль над компанией, акциями или товаром до такой степени, что можно манипулировать ценой.
  • Некоторые случаи захвата рынка являются непреднамеренными и законными, в то время как другие представляют собой незаконные схемы, разработанные мошенниками, стремящимися ввести в заблуждение и манипулировать инвесторами.
  • В схеме накачки и сброса преступники будут пытаться искусственно поднять цену акции, распространяя преувеличенные заявления о ней; после того, как цена акций вырастет, преступники продадут или «сбросят» свои акции обратно на рынок с целью получения прибыли.
  • И наоборот, в схеме «совок-и-совок» мошенники будут пытаться снизить цену акций, распространяя ложно-негативные новости о компании; как только цена упадет, эти люди будут «скупать» или покупать акции компании по выгодной цене.
  • Комиссия по ценным бумагам и биржам (SEC) и Комиссия по торговле товарными фьючерсами (CFTC) преследуют и преследуют в судебном порядке мошеннические манипуляции на рынке, связанные с ценными бумагами и товарными рынками.

Как устроен уголок

Когда говорят, что кто-то загнал рынок в угол, он получил значительную власть над манипулированием количеством и ценой. Другими словами, обязательства по фьючерсным контрактам на поставку определенного товара значительно превышают фактическое количество доступного продукта.

Например, если извержение вулкана на Гавайях уничтожит всех, кроме одного производителя ананасов, этот выживший производитель получит угол на рынке ананасов. Хотя производитель не имел злого умысла, теперь он может определить рыночную цену на оставшийся урожай. Такое событие редко, но может серьезно повлиять на фьючерсный рынок. Теперь наш производитель загнал в угол фьючерсный рынок ананасов. В этой ситуации существующих рыночных обязательств по поставке больше, чем имеющихся в наличии продукта.

Типы рынка сбыта

Многие люди, которые пытаются загнать рынок в угол, не являются невинными наблюдателями, такими как наш производитель, а скорее активными участниками. Два самых распространенных метода прохождения поворотов имеют красочные, но подходящие названия.

Насос и отвал

В схеме накачки и сброса те, у кого есть существующая позиция, пытаются поднять цену акции с помощью рекомендаций, основанных на ложных, вводящих в заблуждение или сильно преувеличенных заявлениях. Эта стратегия часто пытается манипулировать и искусственно раздувать акции с микро- или малой капитализацией.Затем виновные продадут товар, оставив более поздних покупателей держать сумку.

Какашки и совки

Реже используется метод какашки и совка. Здесь небольшая группа информированных людей пытается снизить цену акций, распространяя ложную информацию, слухи и иную порочащую информацию. В случае успеха рыночная цена актива упадет по мере того, как другие будут продавать. После рыночной распродажи они могут наскочить и купить акции по выгодной цене, зная, что основы бизнеса являются прочными.

Компания или частное лицо могут попытаться загнать рынок в угол, используя другие методы, в том числе:

  • Неправильное ограничение количества доступных публичных акций
  • Совершение сделок для создания ложного образа спроса на ценную бумагу
  • Ценовой фальсификация с целью искусственного завышения цены акции

Раскрашивание ленты - это еще один тип манипулирования рынком, который происходит, когда группа участников рынка пытается контролировать цену акции, покупая и продавая ценные бумаги между собой, создавая иллюзию значительной торговой активности.

Правила избегания углов

Принятый в 1936 году Закон о товарных биржах (CEA) обеспечивает федеральный контроль над всей торговлей фьючерсами в Соединенных Штатах. Целью CEA является содействие созданию конкурентоспособного и эффективного рынка для торговли фьючерсами путем регулирования операций на биржах товарных фьючерсов. . CEA стремится ограничить и пресечь мошенническую торговую практику, тем самым защищая инвесторов от рыночных манипуляций.

Комиссия по ценным бумагам и биржам (SEC) и Комиссия по торговле товарными фьючерсами (CFTC) регулируют и контролируют деятельность, связанную с ценными бумагами и товарными рынками.Эти организации несут ответственность за предотвращение, а в некоторых случаях преследование попыток загнать в угол рынки, если эти действия включают какие-либо нарушения применимого законодательства. Штрафы SEC могут быть как гражданскими, так и административными и могут включать в себя изъятие, санкции, штрафы и потерю торговых прав.

Реальные примеры выхода на рынок

В мае 2018 года Комиссия по ценным бумагам и биржам предъявила обвинения четырем лицам в мошеннической схеме, связанной с незаконной продажей акций компании Biozoom, Inc.Согласно жалобе SEC, предполагаемая схема принесла ответчикам почти 34 миллиона долларов от незаконной продажи акций и нанесла значительный ущерб розничным инвесторам. Обвиняемые якобы использовали различные методы для искусственного завышения стоимости акций Biozoom и сокрытия своего обмана, в том числе с использованием офшорных банковских счетов и фиктивных юридических документов.

В августе 2017 года Комиссия по ценным бумагам и биржам урегулировала дело с заграничным манипулятором акций, которого обвинили в схеме выкачивания и разгрузки с целью искусственного повышения стоимости акций небольшой нефтегазовой компании.Манипулятор акций, который имел значительную долю в компании, провел мошенническую рекламную кампанию, чтобы взвинтить цену акций, сбросив акции, как только цена акций повысится. Манипулятору навсегда запретили торговать грошовыми акциями, и он заплатил почти 800000 долларов в виде изъятия, процентов и штрафов.

.

Оставить ответ